help@sochisirius.ru

Воспитанники февральской смены Образовательного центра «Сириус» смогли побывать на лекциях выдающегося исследователя. О чём шла речь на встречах, и как отличить метеорит от обычного булыжника, учёный рассказал нам в интервью.

– Виктор Иосифович, когда Вы заинтересовались космосом?

– Моё поколение воспитывалось в эпоху освоения космоса, поэтому интерес был всеобщий. Первый спутник, Гагарин, станции «Луна», «Венера» – эти успехи вдохновляли... В 1958 году, когда я учился в четвёртом классе, мы с одноклассником Ваней Марюхиным даже участвовали в литературном конкурсе «Пионерской правды» про полёт в космос. 

Много информации я почерпнул из филателии, помните, серия   «Космос». Доставка лунного грунта дала материал для диссертации, работа в Великобритании постдоком (временная ставка в зарубежных вузах и научно-исследовательских учреждениях, которую занимают молодые учёные со степенью кандидата наук. – Прим. Ред.) привязала мои научные интересы к метеоритам.

– Воспитанникам февральской смены представилась уникальная возможность посмотреть и потрогать осколок Сихотэ-Алинского метеорита. Насколько ребят заинтересовал этот небесный объект?
 

Осколок Сихотэ-Алинского метеорита

– Мне кажется, селфи с метеоритом успела сделать большая часть слушателей. Кроме того, у ребят были самые разные ощущения, когда они держали образец в руках, по крайней мере, им запомнилась форма, тяжесть и тому подобное.

Важность изучения метеоритов заключается в том, что это малозатратный способ получения информации о разных уголках нашей Солнечной системы, из чего она сделана, о её прошлом, о происходящих там процессах. Каждый метеорит даёт новые знания для учёных в самых разных областях: космохимии и планетологии, физике и минералогии, механике и материаловедении, геологии и астробиологии.

– А как отличить кусок метеорита от обычного булыжника?

– Отличий много, назову лишь некоторые из них. Во-первых, метеорит обладает большей плотностью, поэтому он тяжелее гранита или пород. Во-вторых, на поверхности небесных тел видны регмаглипты (характерные углубления. – Прим. Ред.), а сама форма метеорита нередко напоминает затуплённую головку снаряда. В-третьих, на свежих экземплярах видна тёмная тонкая кора плавления, а излом чаще всего серого цвета, на нём иногда заметны маленькие шарики. В-четвёртых, на пришлифованном разрезе есть вкрапления металлического железа, и со временем метеориты окисляются на воздухе, приобретая ржавый цвет.

Наконец, ошибочно полагать, что они падают горячими, а значит, речь об ожогах и возгораниях идти не может. К тому же, падение происходит почти вертикально, поэтому в форточку метеориты не влетают!

– Кто и как придумывает названия метеоритам, упавшим на Землю?

– Обычно название дают по ближайшему населённому пункту к месту падения или находки. Исключение составляют метеориты холодных и горячих пустынь, когда в названии закодировано географическое место (обычно горы или район), год находки и порядковый номер.

Своё имя метеорит получает после утверждения в международном Номенклатурном комитете. До этого в специальных лабораториях определяют его состав, структуру, классифицируют (подтверждают, что это метеорит, а не булыжник) и подают заявку с предлагаемым именем.

– Насколько сейчас велик интерес к профессии астронома среди студентов? На лекциях Вы говорили, что на Физтехе УрФУ даже планируется открыть  магистратуру по направлению «Космическая минералогия».

– Меня трудно назвать астрономом, по образованию я металловед. Я защитил диссертацию «Структура лунного железа», поскольку металл присутствует во всех видах вещества внеземного происхождения. После этого были многочисленные метеориты и экспедиции.

Метеоритика – это междисциплинарная наука, астрономии там лишь часть. Кстати, магистратуру по метеоритной траектории мы собираемся открывать в рамках направления «Приборостроение».

 

– Стал ли челябинский метеорит катализатором интереса к астрономии в России?

– Надеюсь, что это так. Но пока астрономия не вернётся в школьную программу, юное поколение будет судить о мироустройстве по фильмам Голливуда и передачам REN-TV и ТВ-3.

– В основном Вы работаете со студентами. Насколько сложно или, напротив, легко Вам далось общение со школьниками? 

– Для воспитанников «Сириуса» я подготовил две часовые лекции –  «Метеориты. Факты и вымыслы» и «Челябинский метеорит. Метеоритная экспедиция в Антарктиду».

Так вышло, что общения получилось немного. Лекция была построена в виде монолога, но на вопросы слушатели отзывались легко. Заметил, что на вечерней лекции у ребят было больше внимания, на утренней наблюдалось явное недосыпание. 

– Какие впечатления у вас остались от «Сириуса»? Хотелось бы приехать сюда снова? О чём ещё Вы хотели бы рассказать одарённым школьникам?

– Таким возможностям, какие есть в этом Образовательном центре, может позавидовать любое учебное заведение, причём не только в России. Конечно, метеоритной темы и рассказов об экспедициях хватит ещё на несколько часов. Пожалуй, можно рассказать о строении твёрдых тел, о жизни различных металлов, а также, почему мы не проваливаемся сквозь пол. Думаю, ребятам это будет интересно.

– Благодарим Вас за беседу. Надеемся на новую встречу!

 

Подать заявку
© 2015–2019 Фонд «Талант и успех»
Нашли ошибку на сайте? Нажмите Ctrl(Cmd) + Enter. Спасибо!