help@sochisirius.ru

Впервые попробовать себя в качестве педагога для воспитанников центра по классу «Классический балет» удалось и приме-балерине Большого театра, Народной артистке России Анне Антоничевой.
 

 

Анна Антоничева на занятиях в Образовательном центре «Сириус»

– Анна Анатольевна, Вы сразу согласились приехать в Сочи поделиться опытом с подрастающим поколением?

– Ещё в Москве получила сразу два предложения: пойти работать педагогом в родной театр или приехать сюда. Я приняла решение начать свою карьеру педагога именно в «Сириусе», а уже после приступить к работе в театре. И нисколько не жалею. Мне очень понравилось проводить мастер-классы. С радостью приехала бы снова.

– Как Вы считаете, насколько полезны детям такие уроки?

– Безусловно, полезны! Я ежедневно на протяжении трёх недель провожу свои уроки балета для мальчиков и девочек. Но, скажу сразу, балет – это очень тяжелый труд. Если ребёнок это понимает и принимает, его ждёт успех. За несколько дней, проведённых с детьми, я уже вижу, кто справится и чего-то добьётся на сцене.

– Как чувствуете себя в роли педагога?

– Это мой первый опыт работы с детьми. Я люблю передавать знания. Самое приятное в этой работе – отдача. Когда я вижу, что дети прислушиваются, воспринимают мои советы, то понимаю, что стараюсь не зря.

– Дети приезжают сюда со своими педагогами, для них Вы тоже проводите обучение?

– Педагоги смотрят, учатся, иногда я даю им советы. Они показали мне все номера, с которыми планируют выступить на концерте 22 октября (отчётный концерт на закрытии октябрьской смены в «Сириусе», – прим. авт.). Я всё изучила, просмотрела, высказала свои пожелания, сделала замечания. Надеюсь, мои советы пригодятся. Если люди хотят учиться, я с радостью помогаю.

– Уже видны первые успехи Ваших воспитанников в «Сириусе»?

– Все дети разные. И достигают результатов по-разному. Мне достались совсем маленькие ребята - 2-3 балетные классы. Но уже сейчас я показываю им более сложные элементы, и они справляются.

Могу отметить команду из Перми. Несмотря на то, что по возрасту дети в ней самые маленькие, но очень сильные. Они слышат меня, понимают и делают успехи. Девочки из Воронежа и Саратова тоже очень подтянулись. Возможно, на них влияет мой авторитет. В команде из Краснодара подобраны ребята разных возрастов, возможно, поэтому работать с ними сложнее.
 

– Коллеги говорят о Вас как о колоссальной труженице. Ребятам тоже не даёте расслабиться?

– Это балет, здесь без труда никак. У меня, конечно же, уже большой багаж опыта, но расслабляться не приходится. Вместе с опытом приходит возраст. Для балерины пик профессии – от 30 до 35 лет. Дальше возраст даёт о себе знать. Чтобы оставаться в форме, нельзя давать себе поблажки. Напротив, нужно прикладывать чуть больше усилий. Это должны понимать и дети, которые планируют связать себя с этой профессией.

– Как Вы решили связать свою жизнь с балетом?

– Отправить меня танцевать было решением моей мамы, артистки Бакинского театра оперы и балета. Она брала меня с собой на гастроли, чтобы я увидела профессию изнутри. Именно тогда меня очаровали шпагаты, которые делали балерины. Я пыталась повторять за ними.

– Одним из первых Ваших педагогов была Народная артистка СССР, легендарная Софья Николаевна Головкина. За что Вы можете сказать ей спасибо?

– Софья Николаевна настолько душевно относилась к детям, опекала, заботилась, всегда стояла за нас горой, особенно за воспитанников, которые жили в интернате, как и я. Она всех устроила в театры, заставила нас получить высшее образование, и только сейчас, начиная заниматься педагогикой, я понимаю, зачем. Она всё за нас решала сама, нам оставалось только пожинать плоды.
 

– Как судьба привела Вас в Большой театр?

– Опять же, благодаря Софье Николаевне. Она отправила меня туда по распределению, сразу после училища. Сначала я танцевала в кордебалете. В общежитии театра ещё год для меня не было места и мне разрешили жить в интернате при Московском академическом хореографическом училище.

– И вот сейчас Вы - прима балета. По-прежнему волнуетесь, когда выходите на сцену?

– Конечно, не так, как раньше, но всё равно трепет остаётся. Сцена балета – это серьёзное испытание, нужно понимать, готов твой организм к нему или нет. Особенно волнуюсь после отпуска или длительных перерывов в работе.

– Что помогает вжиться в роль, прочувствовать своих героинь?

– Очень помогает музыка. Потом хореограф подсказывает, что бы он хотел увидеть. Всё зависит от роли. Например, образ Джульетты уже сложился и не меняется, в какой постановке ты бы его не танцевал. Если же играешь новую героиню, то чаще всего балерина сама формирует образ.
 

– Глядя на Вашу точёную и хрупкую фигуру, очень сложно поверить, что в юности Вам даже приходилось ограничивать себя в еде. Сейчас придерживаетесь какой-то диеты?

– Сейчас нет. Как только становишься примой театра, то начинаешь следить больше за тем, чтобы килограммы не потерять. Ведь балерине важно, чтобы сил хватало на три акта, а не падать, обессилев, ещё до окончания спектакля.

– В Вашей биографии была страница, когда Вы выступали за рубежом. Как оцениваете этот опыт?

– Да, был период времени, когда я танцевала на американской сцене под руководством Пола Мехия. Мы с ним ставили «Ромео и Джульетту», «Гамлета», «Аполло». Очень приятно было работать с талантливым человеком.

– Чем займетесь по возвращению в Москву?

– Этот год – переходный в моей жизни. Считается, что балерина может танцевать непрерывно двадцать лет, дальше должна уйти со сцены. Поэтому я приняла решение начать преподавательскую карьеру. Помимо этого, я уже много лет выступаю в театре Маяковского. Но, надеюсь, что мне ещё удастся что-нибудь станцевать на сцене Большого театра.

Информационная служба портала

Подать заявку
© 2015–2019 Фонд «Талант и успех»
Нашли ошибку на сайте? Нажмите Ctrl(Cmd) + Enter. Спасибо!