Каким должен быть учитель, если он стремится к развитию таланта своего ученика? Как сделать так, чтобы условия для развития одарённых детей были не только в столицах, но и в глубинке? Почему одарённый ребенок обычно в группе риска? Об этом и многом другом говорили на круглом столе финалисты Всероссийского конкурса «Учитель года», приехавшие в Сочи в круглогодичный образовательный центр «Сириус», официально открывшийся в сентябре этого года.

Каждую смену, а это 24 дня, здесь занимаются 600 детей из разных регионов России, проявивших особые способности в естественных науках, классической музыке, балете и спорте.

Вёл дискуссию Михаил Случ, руководитель научного подразделения «Сириуса», победитель конкурса «Учитель года – 2010».

Все дети одарённые, но…

Михаил Случ начал разговор с утверждения: «Мы считаем, что все дети одарённые, но у кого-то талант проявился, а у кого-то нет. Поэтому сегодня вопрос об одарённых детях – это вопрос результативности школ. Если раньше говорили, что нет оборудования, то сейчас его хоть ложкой ешь, и с деньгами в школе стало лучше». А дальше последовал вопрос: что является ключевым в выявлении и развитии одарённости?
По мысли финалистов главного учительского конкурса страны, для того чтобы ребёнок мог проявить свои способности, в массовой школе должны быть условия: много площадок, кружков, секций... Но и этого недостаточно. Нужны сетевые проекты, объединяющие усилия многих школ и учителей в регионе и по всей стране. А ещё ребёнку необходим успех, только в этом случае он не останавливается на полпути, продолжает искать себя.
Кроме того, стоит всегда помнить, что одарённый ребёнок – это отклонение от «нормы». С ним часто некомфортно общаться другим детям, и ему самому неуютно с другими. Случается, что молодой человек успешно окончил школу, он – победитель многих олимпиад, но совершенно не приспособлен к жизни, не умеет вести диалог. Такого ребёнка во время его учебы надо сопровождать в плане коммуникаций. Это должно идти параллельно с развитием его интеллекта.
Ещё одна особенность одарённых детей – повышенная тревожность. Она связана со страхом неуспеха. Предположим, ребёнок занял высокое место на муниципальном этапе олимпиады, а на областном не победил. И ему не хочется больше заниматься тем, к чему у него, на самом деле, есть способности. Поэтому нужна полноценная шкала конкурсов с состязаниями разного порядка. Несколько конкурсов на школьном, несколько – на муниципальном уровне. Это могут быть и соревнования, связанные с проектными заданиями, и групповые конкурсы: ведь они помогают детям научиться лучше понимать друг друга, развивают коммуникативные навыки.
Многие говорили и об интеграции дополнительного и основного образования. Ребёнок, не очень успешный на уроках математики, может заинтересоваться чем-то другим. Например, клубом исторической реконструкции – как в случае, рассказанном питерским учителем истории Олегом Катренко, автором такой программы в своей школе. У этого учителя есть и другой проект – «Выход в город». Он приглашает в школу представителей культурного сообщества Петербурга. Дети, послушав их выступления, часто увлекаются исследованиями, пишут собственные работы... Очень важны и встречи с выпускниками, достигшими успеха. Яркий пример: выступление легендарного победителя олимпиады по истории из Петербурга произвело на одну старшеклассницу такое впечатление, что в следующем году она одержала победу на Всероссийской олимпиаде по этому предмету.
Кстати, в «Сириусе», как заметил Михаил Случ, продолжая тему интеграции основного и дополнительного образования, всё происходит не так, как в обычной школе: «У нас главное образование – дополнительное. Ведь дети приезжают сюда ради программ профильного образования. Кроме того, есть общеобразовательные предметы, но они не ключевые».
В каждом классе есть дети, обладающие либо академической, либо творческой одарённостью. Им некомфортно на общих занятиях, а учителям нелегко с ними работать. Бывает, они не хотят выполнять домашние задания, не подчиняются системе. Поэтому необходимо подбирать педагогов, которые понимают одарённых школьников. Или обучать их.
А ещё учителя, приехавшие в «Сириус», предложили во всех 85 субъектах Федерации создать электронную базу данных о таких детях, отслеживать результаты их деятельности.

Учитель или менеджер 

Михаил Случ дал новый поворот дискуссии: «Только что объявлен победитель Нобелевской премии по физике. Часто эти премии присуждаются за исследования, у которых даже формулировку темы невозможно повторить! Сейчас-то понятно, за что дали премию: зафиксирована ненулевая масса нейтрино. Но многие ли из учителей готовы объяснить смысл этого научного результата? В какой мере вообще при работе с одарёнными детьми достаточно школьного учителя? Какими качествами должен обладать такой человек?»
Большинство участников дискуссии сошлись во мнении, что для развития одарённого школьника школьного учителя недостаточно. Однако очень часто бывает, что больше привлечь некого.
Проще решить эту проблему в столичных городах – Москве и Санкт-Петербурге. Олег Катренко рассказал, что в его школе на ставки дополнительного образования приглашают университетских профессоров. И те идут в школу с большой охотой. Это очень полезно детям.
А вот рассказ Марины Горбаневой из Калмыкии:
– Несмотря на то что Элиста – столица, у нас таких кадров нет. В нашем случае достаточно учителя: я ищу информацию на просторах Интернета, чтобы предложить что-то интересное своим ученикам. В прошлом году прочитала, что в Санкт-Петербургском политехническом университете проходит школа «От идеи до фабрики». И предложила детям в ней поучаствовать. Интересно, что согласились те, кто не мог себя раскрыть во время уроков: один заикался и боялся говорить, другого из физматкласса то отчисляли, то возвращали. Так вот, у мальчика, не успевающего в профильном классе, родилась идея - как создать спасательную систему для беспилотника. Политеху это понравилось, парень тоже загорелся проектом. Прошло время, он сдал ЕГЭ, потом поступил в этот вуз. Было достаточно школьного учителя и той электронной среды, которая существует вокруг нас.
По мнению Ольги Корчагиной из Пермского края, учитель сегодня превращается в менеджера, старающегося создать цепочку между талантливым школьником и учёным, который поможет ему выстроить исследование. Кстати, нужно быть готовым к тому, что одарённый ученик может превзойти своего учителя, и спокойно к этому относиться.
К сожалению, не все учителя принимают во внимание то, что у таких детей обычно нестандартный путь к знаниям. Характерный пример педагогического непонимания привёл учитель истории Алексей Воробьёв-Исаев из Томской области. Мальчика из его школы пригласили в Госдуму РФ, чтобы наградить за успехи в робототехнике. Наградили. А по другим предметам в школе у него - «тройки». Дело дошло до конфликта: ребёнка чуть не оставили на второй год. Вывод: преподавателей необходимо учить правильному подходу к одарённым детям. Поэтому было бы здорово, чтобы на одну из смен в «Сириус» пригласили по 200 учителей по разным направлениям.
Прозвучало мнение и о том, что учителя, работающего с одарёнными детьми, важно стимулировать материально. Об этом говорил победитель конкурса «Учитель года - 2015» из Самары Сергей Кочережко: «У нас губернатор уделяет огромное внимание работе с одарёнными детьми. Учителя получают губернаторские гранты за победы детей на олимпиадах. Лучший педагог-химик кроме зарплаты в школе получает грант в 70 тысяч рублей. Учителя надо мотивировать, в том числе материально».
А кроме того, необходимо выделять деньги на специальные центры, куда можно было бы приглашать вузовских преподавателей, докторов и кандидатов наук. В общем, финансировать и такие центры, и учителей.

Чем жертвовать?

От чего должен отказаться учитель, чтобы работа с одарёнными детьми развивалась? Чем придётся пожертвовать? Об этом тоже зашла речь на круглом столе. Итак, что по этому поводу думают «учителя года».
Отказаться нужно от главного: от желания говорить всем, что ты «открыл» этого ребёнка. В определённый момент надо найти в себе силы, чтобы передать его в надёжные руки человека, который продолжит его развитие. Каждый учитель должен преодолеть этот барьер, работать ради ребёнка, для которого нужно создать все условия.
От чего ещё отказаться? От номинальных курсов повышения квалификации. А в противовес традиционной системе развивать интерактивную форму подготовки педагогов, создать среду, в рамках которой они могли бы общаться. И такие сетевые проекты уже существуют.
Вообще, стоит отказаться от формальных вещей. Одарённый ребёнок сам должен составлять свою образовательную программу, самостоятельно определять, на каком уровне проходить предметы, какие дисциплины ему нужны и где их полезнее и интереснее изучать. Ведь какие-то предметы можно проходить заочно (это разрешено современным стандартом), что-то сдавать экстерном. Так ребёнок найдёт время на развитие своих способностей...
Учитель истории и общество­знания Анна Шелия из Ярославля предложила свой вариант сотрудничества школы с центрами для работы с одарёнными детьми (тоже своего рода учительское отречение):
– Нужно в школе, как в вузе, ввести систему зачётных единиц и академическую мобильность. Как иначе ребёнку из Ярославля воспользоваться супертелескопом в Саранском лицее для одарённых детей? А вот именно так: поехать в этот лицей. Или так: возвращается ребёнок из «Сириуса», привозит определённое количество заработанных баллов, и учитель его уже не грузит обычными заданиями.
Своеобразный итог дискуссии подвел Сергей Кочережко:
«Сириус» стал для меня огромным открытием. Необходимо создать единый реестр, где сконцентрируется вся информация о центрах по работе с талантливыми ребятами, о мероприятиях, посвящённых таким детям. Единая база данных, которой мог бы воспользоваться и ребёнок, и учитель.

Наталья Иванова-Гладильщикова, газета «Поиск»

 

Подать заявку Подписаться на рассылку
© 2015–2017 Фонд «Талант и успех»