Он - настоящая легенда российского хоккея. Номер «4» команды ЦСКА, легендарный защитник в составе непобедимой команды СССР и России под руководством Виктора Васильевича Тихонова, двукратный олимпийский чемпион, заслуженный мастер спорта - Игорь Александрович Кравчук.

В «Сириусе», куда легендарный мастер приехал для серии мастер-классов и личной встречи с юными хоккеистами, собравшимися на хоккейную смену из 10 небольших российских клубов, участниками турнира «Золотая шайба», обращались к нему строго «Игорь Александрович».

Тому, кто в этот вечер по-настоящему хотел узнать, из какого металла выплавляют олимпийских чемпионов, как воспитывается характер победителя и почему на пути к мечте не должно быть непреодолимых преград, представилась эта возможность. «Я отвечу на все ваши вопросы, не стесняйтесь, задавайте», - так Игорь Кравчук начал встречу c юными спортсменами.  

- Игорь Александрович, с чего Вы начинали свой спортивный путь?

- Начинал с малого. В нашем детстве не было таких возможностей, как у современной молодёжи. Мы не могли даже помечтать о том, чтобы лично общаться с успешными спортсменами – я знаю, что сюда приезжали Сергей Федоров, Валерий Каменский. Тогда не было таких высококлассных площадок, которые есть сейчас у вас. Зимой мы гоняли на валенках, а клюшки делали из елочных веток. Знаете, как это? Обрезаете ветку, а самый гибкий конец перевязываете бельевой веревкой. Вместо шайб - мячики плетеные. Но желание играть в хоккей было сильнее всех этих сложностей. Я мечтал играть в своем родном клубе: я же сам из Уфы, родился в Башкортостане. Стать частью команды своего города – «Салават Юлаев» – было пределом мечтаний.  

- А как вы попали в команду?

- В 10 лет увидел на остановке объявление: «Спортивный клуб «Салават Юлаев» набирает мальчиков 1966 года рождения». Я попросил брата отвести меня туда, хотя сам до этого никогда не стоял на коньках! Катался плохо, плюс было тяжело: поворачиваться мог только в левую сторону, тормозить только правым коньком. Но силы воли хватило, чтобы пройти сначала первый отбор, потом второй, третий. В итоге нас осталось 25 человек. Спустя три года при отборе я попал во вторую тренировочную смену, тогда как ребята моего года рождения набирались в первую. Так мне пришлось заниматься с теми, кто гораздо старше меня. Сначала ничего не получалось, приходились во многом до них дотягиваться. Но именно так я научился играть по-настоящему.

- Как у вас проходили тренировки в советское время? Они отличаются от нынешних?

- Кардинально. Специфика подготовки была совершенно другая. Сейчас у ребят гораздо больше возможностей. Условия лучше, хорошие тренажёры. В наше время это была штанга, и мы занимались свободными весами. Не было даже определенных упражнений, просто не существовало. Это совершенно разная подготовка, тогда и сейчас. И я хочу сказать: то, что вы сегодня делаете в «Сириусе» – это здорово, это ни в какое сравнение не идет с тем, что делали в вашем возрасте мы. Методики подготовки стали продуктивнее, набрать спортивную форму сейчас проще: её быстрее набирают и дольше сохраняют.

-   Игорь Александрович, когда Вы попали на свои первые сборы?

- В 16 лет. Наш хоккейный клуб под руководством заслуженного тренера РСФСР Марата Мустафеевича Азаматова выделил несколько ребят, в числе которых был и я. Нас пригласили на первые сборы с командой мастеров. Это было волнительно: сборы с профессионалами, которые уже играли и в высшей лиге, и против ЦСКА, и против «Динамо». Первый опыт настоящего взрослого хоккея. Приходилось соответствовать. Несмотря на разницу в возрасте, тренировались наравне, были и синяки, и шишки. Следом были еще одни сборы, потом вторые, третьи. Так всё и началось. Стали поступать предложения от клубов.

-  В каком самом престижном клубе Вы играли?

- Здесь в России – это ЦСКА, а в НХЛ, я считаю, это «Чикаго Блэкхокс».

- Какие эмоции были, когда впервые оказались в НХЛ? Сложно было адаптироваться и привыкнуть к новой среде?

- История такова, что в НХЛ я поехал сразу после олимпийских игр, будучи двукратным чемпионом. В феврале я подписал свой первый контракт и стал выступать за «Чикаго». Мы тогда попали в финал «Кубка Стэнли», правда, проиграли «Питтсбургу». Тогда, наверное, был мой самой длинный сезон в жизни. 11 месяцев кряду. Подготовка началась 25 июня, а последнюю игру я сыграл 15 июля следующего года. Но ощущения от этой серии остались потрясающие.  

- Какие награды Вы получали?

- Если идти по возрастающей, то это звучит так: звание чемпиона Европы среди команд в возрастной группе 16-летних, бронзовая медаль чемпионата мира среди молодёжных команд, золото чемпионата мира среди молодёжных команд, олимпийское золото дважды, олимпийское серебро, олимпийская бронза, золото чемпионата мира, серебро чемпионата мира, золото чемпионата Европы и серебро чемпионата Европы.    

-  Расскажите про отбор на Ваши первые Олимпийские игры?  

- Я попал на них в 1988 году в Канаде, мне на тот момент был 21 год. Что тут скажешь, я был совершенно счастлив! Усиленно готовился к сборам. Перед началом игр был просмотровый матч, тренерский состав отбирал по критериям подготовки – технической, физической, которые я успешно прошел.

- Почему Вы тренируете детей в Канаде, а не у нас, в России?

- Я тренировал в России молодежную команду – хоккеистов в возрастной категории до 18 лет. Ребята играли здесь, в Сочи, предолимпийский чемпионат мира. Это был 2013-ый год. Так что тренерский опыт у меня не только канадский.  

- Какой матч стал для Вас самым сложным?

- Скажу, не кривя душой, зимние Олимпийские игры в Нагано в 1998 году. В финале мы вышли против команды Чехии, который проиграли со счетом 0:1. Это была моя последняя в карьере возможность выиграть 3-ю золотую медаль. Тогда было очень тяжело проиграть и осознать поражение. Досадно было, что в предварительном матче Россия обыграли Чехию со счетом 2:1!

- Есть у Вас личные приметы, которые Вы непременно соблюдали перед игрой?

- Разумеется! Спортсмены часто люди суеверные. Моя традиция была такой: форму я начинал надевать с левой стороны: левый щиток, левый налокотник, левая перчатка, ну и так далее. Это было очень важно.

- Как Вы стали тренером? 

- На какой-то момент я вообще ушел из хоккея. Было нелегко заканчивать карьеру. Я понимал, что уже тяжело выступать на том уровне, как раньше. Не та форма, не то здоровье, травмы, возраст. И я долго не прикасался к клюшке. Но однажды меня попросили помочь на скамейке, и мне как-то это понравилось. Потом пришло предложение от Игоря Николаевича Тузика, который являлся вице-президентом федерации хоккея России (ФХР), помочь молодёжной команде и позаниматься с 18-летними защитниками. Вот так и началась моя тренерская работа.

 - Кого из нынешних хоккеистов выделяете?

- Сейчас очень много выдающихся спортсменов. Из зарубежных на сегодняшний момент – Патрис Бержерон, игрок «Бостон Брюинз». Мне очень нравится этот центральный нападающий. Я считаю, он сильнее Сидни Кросби играет и более полезен на льду. А из наших… Все, наверное, ждут, что я назову Овечкина (улыбается). Ну, пусть будет Овечкин...

* Игорь Кравчук – советский и российский хоккеист, защитник. На его счету в чемпионатах СССР в высшей лиге — 242 игры, 16 голов, 30 передач. Свой первый матч в НХЛ сыграл в день подписания первого контракта и в тот же вечер забил свой первый гол. Вместе с Владиславом Третьяком и Иржи Холиком делит  рекорд по количеству олимпийских наград среди хоккеистов.

 

 

 

 

 

 

Подать заявку Подписаться на рассылку
© 2015–2017 Фонд «Талант и успех»