help@sochisirius.ru

С юными музыкантами в «Сириусе» работал концертирующий виолончелист, заслуженный артист России, ректор и профессор Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова Алексей Васильев. Мы поговорили с педагогом о занятиях музыкой, виолончельной культуре и работе с юными артистами.

– Алексей Николаевич, вы с первого дня знакомства с ребятами приступили к занятиям – расскажите, насколько быстро сработались? 

– Первое время им несколько непривычными казались ежедневные занятия по специальности, что, правда, непросто в их возрасте. Регулярные занятия музыкой – это 2-3 раза в неделю, а тут такой интенсив: мастер-классы, теория, подготовка к итоговому концерту. Но, с другой стороны, им нужно учиться работать в таком режиме, и они быстро втянулись.  

– Существует теория трех «Т», гласящая, что успех приносят трудолюбие, терпение и талант. Какое из этих качеств вы вынесли на первое место?

– Все три «Т» должны развиваться в равной степени. Но я был приятно удивлен: сами музыканты выносили на первый план именно трудолюбие. В некоторых профильных заведениях, помимо учебной работы, приходится проводить и воспитательную. Здесь исполнительская дисциплина на высоте. Ребята самоорганизованы, их не надо заставлять учиться. При этом я не могу сказать, что не увидел признаков других двух «т»: все они, безусловно, и талантливы, и терпеливы. 

– Вы часто выступаете с молодыми музыкантами, что это вам дает?

– Прежде всего педагогический опыт. Все разные, у каждого молодого артиста свои профессиональные проблемы. Решая их, развиваешься как педагог. Специфика нашей работы – «индивидуальный и личностный подход». Это не просто общие слова. Понятно, что любой учитель должен знать возможности каждого ученика, но настоящая связь с ним – это всегда нечто большее. И чем больше у меня студентов с их задачами, проблемами, вопросами, тем шире мой опыт как педагога.

– Инструмент музыканта всегда больше, чем просто неодушевленный предмет. Если сравнить вашу виолончель с человеком, каким бы он был?

– Это бы был очень уравновешенный человек, умный и мудрый, никуда особо не спешащий, знающий себе цену и не разменивающийся по мелочам. Мы же любим виолончель главным образом за то, что это один из немногих инструментов, чей диапазон звучания совпадает с диапазоном человеческого голоса. Вернее, голосов – от баса до самых верхних нот: например, тенор-альтино (ультравысокая разновидность тенора) или колоратурного сопрано (тип оперного голоса, который специализируется на музыке и отличается проворными бегами, прыжками и трелями). В этом главная особенность виолончели – она не играет не выше, не ниже, чем может человек.

– В чем, по-вашему, особенность современной виолончельной культуры?

– Сложно сказать однозначно. Она берет свое начало с конца XVI-начала XVII века и с тех пор вроде как не сильно поменялась. Чтобы эта культура жила, мы, с одной стороны, должны сохранять наиболее значимые достижения знаменитых виолончелистов (для этого инструмента писали Бах и Гайдн, Шуман и Дворжак, Бриттен и Хиндемит), оказавших заметное влияние на развитие инструментального искусства и заложивших академические традиции.

С другой, должны понимать, что место виолончели в современном мире музыки изменилось. Если раньше она была едва ли не главным инструментом празднеств и развлечений, то постепенно стала терять эту популярность и была вытеснена в свою нишу академических инструментов. 

Наша задача донести, что академические музыка не стоит на месте. Есть прекрасные исполнители, которые играют в уникальной, несравнимой с другими манере, и их музыка общается с вами без всякого вербального перевода.

– Для глубоко понимания музыки юным исполнителям, наверное, полезно детально знать биографии композиторов? Например, если прочитать про обстоятельства написания Моцартом «Реквиема», возникает много интересных соображений – это же может помочь молодому исполнителю в подготовке?

– Я с этим подходом полностью согласен, он мне кажется естественным. Всегда пытаюсь объяснить своим студентам, что, Бах, например, не всегда был бюстом из бронзы.

Мы привыкли, что он великий и гений. А он, прежде всего, такой же обычный человек, дышал таким же воздухом и видел такое же солнце. Писал свою музыку не для того, чтобы нас с вами «загрузить», а чтобы развлечь своих современников да еще и заработать на этом. У него было трое детей от первого брака, тринадцать от второго и сложные бытовые условия. Работал церковным музыкантом, придворным органистом, учителем музыки и латыни, брался за любые заказы.

И только тут начинаешь понимать масштаб его гения: несмотря на все жизненные трудности, творчество Баха дошло до нас в виде тысячи произведений различных жанров. Поэтому да, нужно быть погруженным в биографию композитора, чтобы представлять себе время, в котором он жил, условия, в которых творил и существовал. Все это очень важно для понимания подхода к той или иной музыке.

– Вы часто говорите, что музыкант должен выходить за пределы одной области. Что это значит?

– Да, он должен быть разносторонним. Ничего не мешает виолончелисту изучать математику или прекрасно играть в футбол. Любой музыкант должен быть в первую очередь гармонично развитым. Тогда он сможет на равных общаться со слушателем. Как только он зацикливается на чем-то одном, тут же перестает быть интересным широкой аудитории. И потом бесполезно сетовать, что тебя не слышат. Развивайся в других областях, интересуйся разным. А уж что касается профильных предметов – гармонии, сольфеджо, истории – то здесь, как на зубок. В этом нет открытия: чем больше инструменталист знает, тем легче ему работать с музыкальным текстом.  

Поделиться
Подать заявку
© 2015–2020 Фонд «Талант и успех»
Нашли ошибку на сайте? Нажмите Ctrl(Cmd) + Enter. Спасибо!