Сколько лет нужно потратить, чтобы стать профессиональным гобоистом, как научиться узнавать ломаные интонации и резкие ритмы инструмента, а также понимать тонкий и чувственный язык музыки эпохи барокко – времени, когда духовые служили вдохновению великих композиторов? Мир звуков гобоя, с его дерзкими отсветами тембров, сложен и многогранен. И уж точно загадочен.

О своей преданности гобою и о том, насколько самый сложный инструмент уникален в своих возможностях, рассказывает доцент кафедры деревянных духовых и ударных инструментов Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского, художественный руководитель ансамбля духовых инструментов «Дух ветра» Филипп Викторович Нодель.

Филипп Викторович, о гобое рассказывают много историй: одни его сравнивают с обычной «пастушьей дудочкой», другие говорят, что нет звука «гнусавее», третьи утверждают, что по красоте и глубине звучания ему нет равных. Уже понятно, что инструмент не простой. Так какой же он на самом деле?

– Гобой – совершенно удивительный инструмент, выделяющийся среди других своих собратьев особой выразительностью и проникновенностью звука, при этом он занесен в Книгу рекордов Гиннесса как самый сложный среди деревянных духовых. Во-многом это связано с тростью, чрезвычайно капризной и самой важной частью гобоя, весьма сложной в изготовлении. Это тонкое искусство, почти филигранная работа. В обработке тростника, из которого делают трость, задействовано много инструментов. А от того, как сделана трость, непосредственно зависит красота звучания гобоя и удобство игры не нем. За его тембровые особенности композиторы с давних пор доверяли гобою озвучивание сцен природы и тонкие задушевные соло в операх и симфониях, но при этом ему часто поручаются и довольно игривые и даже виртуозные эпизоды.

– С чего же начиналась дружба композиторов с гобоем?

– Здесь надо немного копнуть в историю: духовые инструменты, предшественники гобоя, такие как шалмей и бомбарда, были громкими и довольно агрессивными, и предназначались, чаще всего для уличного искусства. А вот тихие, нежные струнные – для игры в помещениях. И эти группы инструментов раньше почти не пересекались. Работавший при дворе Людовика XIV композитор и капельмейстер Жан Батист Люлли задумал соединить в оркестре струнные и духовые. Он поручил своим мастерам, исполнителям на духовых, доработать «громкие дудки», чтобы при игре они не спорили со струнными. Люлли сочинил массу музыки для новых инструментов и включил их в придворный оркестр. Это основная версия возникновения гобоя в том виде, в котором он просуществовал первые 150 лет.

– XVIII век можно полноправно назвать «золотым веком» гобоя. Как долго на него устойчиво держалась мода?

– Гобой в то время звучал повсеместно. И в XVIII веке было написано примерно две трети всего гобойного репертуара. Он стал основным инструментом и в оркестре, и в опере, и в армии. Но потом его постепенно стал вытеснять кларнет, еще большее внимание получила флейта, и в XIX веке гобой отошел на второй план. Но в ХХ уже обновленный и доработанный инструмент возвращает свои позиции и встает по популярности в один ряд с флейтой и кларнетом. И сегодня продолжает удерживать позиции.   

– Удерживает позиции и по-прежнему остается самым сложным?

– Конечно. Гобой никогда не был любительским инструментом. И чтобы извлечь из него красивый тембр, нужно немало усилий. Однако именно своим звучанием он и был всегда привлекателен для композиторов. Уже в самом конце XVII века, в одной из первых школ игры на гобое появилось устойчивое выражение: «при искусной игре он становится таким же нежным как флейта, и таким же ярким, как труба». Его двойственная природа, динамическая градация – неповторима. Игре на гобое надо достаточно долго учиться. И у тех ребят, которые действительно его любят, как правило, очень хорошо складывается карьера.

– А насколько востребована карьера гобоиста?

– Надо понимать, что это дефицитная профессия. Флейтистов, кларнетистов довольно много, а вот гобоистов и фаготистов значительно меньше. И они востребованы не только в Москве и Санкт-Петербурге, но в театрах, оркестрах других городов. И в «Сириусе» мы работаем для того, чтобы это дефицит восполнить. И могу сказать, что за теми двенадцати - шестнадцатилетними ребятами, которые здесь занимаются – будущее.  На них, как на гобоистов, возлагаются большие надежды.

– Но как долго нужно работать, чтобы овладеть инструментом и играть на нем, если не на виртуозном уровне, то хотя бы достойном?

– Научным методом доказано: чтобы более-менее профессионально овладеть любым инструментом, на него надо потратить 10 лет.  Но на практике выходит даже дольше. Сначала – спецшкола – от 10 до 12 лет обучения, потом еще 5 курсов консерватории. Либо другой путь – 5-7 лет в музыкальной школе, потом 4 года училища и 5 лет консерватории. В целом, чтобы быть с гобоем на равных – нужно 15-16 лет.

– За это время можно получить диплом нейрохирурга.

– Да, но надо помнить, что профессия музыканта начинается с самого юного возраста. Правда, начинать играть на духовых можно попозже – с 7-8 лет. Очень часто юные исполнители переходят на духовые из других инструментальных классов. Если ребенок к 10 годам понимает, что у него не складывается с фортепиано или струнными, я очень рекомендую переходить на духовые. Это довольно распространенная практика. К тому же, как уже говорилось, высокопрофессиональных духовиков всегда не хватает, эта профессия менее конкурентная, и духовики всегда солисты и в оркестре, и в ансамбле. Им открывается много перспектив.

– Какими качествами должен обладать ребенок, которому показано заниматься гобоем?

– Ну, разумеется, самое важное - это наличие слуха и ритма, а вообще на духовых нужна физическая выносливость. Должен сформироваться исполнительский аппарат – пресс, амбушюр, грудная клетка. Хотя гобой сейчас становится все более женским инструментом – даже совсем юные, хрупкие девушки умудряются очень профессионально играть на нем.    

– Как понять, по пути ли юному музыканту с гобоем?

– Для начала важно, чтобы у детей была возможность услышать разные инструменты, полюбить тот или иной тембр. Поэтому я очень рекомендую ходить на концерты, и для начала научиться отличать гобой от кларнета, а флейту от фагота и так далее. И тогда, если действительно «зацепил» этот звук, этот тембр, этот голос – приходить в классы духовых инструментов и смело начинать изучать технику игры.

– Подчеркивая потрясающий тембр и звук, возник вопрос: используют ли гобой в каких-нибудь современных музыкальных обработках?

– Конечно. Многие знакомые гобоисты то и дело присылают мне модные треки, в которых задействован гобой. Вообще его характерный тембр вполне употребим в любой музыке, и есть масса примеров, когда на гобое играют, например, джаз. Есть даже педагоги, которые учат исполнять именно джаз на гобое. Некоторые мои коллеги, специализирующиеся на современной академической музыке, много экспериментируют с электроникой, применяют новаторские приемы игры. Гобой, несмотря на то, что очень капризен, дает много возможностей. Сейчас он стал весьма рафинированным (если сравнивать с тем, что было 300 лет назад). Его механика, черное дерево, из которого он изготавливается, достаточно чувствительны к смене влажности и температуры. Поэтому он любит естественные концертные условия, но при этом эксперименты на нем не исключены. Все зависит от фантазии музыканта.

– А вы лично за академическое использование гобоя или за новаторские открытия?

– Лично мне интересны все разновидности гобоя – и эпохи Баха, и эпохи Моцарта, и те, которые принято называть современными инструментами. У нас «в арсенале» их довольно много - есть и теноровые гобои и гобои д’амур. Гобой интересен мне в разных своих видах, в разных своих ипостасях. Наш с коллегами ансамбль «Дух ветра» – состоит из духовиков, играющих на инструментах различных эпох, мы исполняем самый разнообразный репертуар - от барокко до современной музыки. Я выступаю за универсализм. Времена узких специализаций уходят в прошлое, сейчас очень важно уметь ориентироваться во всем многообразии эпох и стилей, убедительно и компетентно интерпретировать самую разную музыку. Это, кстати, то, чему я сейчас учу ребят в «Сириусе» и у себя в Консерватории: чем шире музыкальный кругозор, тем больше возможностей. Чем музыкант универсальней, тем он интересней.

– Гобой – «инструмент ярлыков». В том смысле, что иногда его проще обозвать, чем понять. Чтобы научиться слушать и слышать гобой, произведения каких композиторов следует закачать в плей-лист?

– Лучше, конечно, сходить на живой концерт. В случае с гобоем есть несколько «бессмертных хитов». В первую очередь, это «Лебединое озеро». Чайковский вообще очень любил гобой: 4-ая симфония, 2-ая часть – это такое типичное, запоминающееся соло гобоя. Непременно нужно послушать концерт Алессандро Марчелло. Вторая часть – это очень известное адажио, музыка, которая на самом деле почти у всех на слуху. Кроме этого – в музыке барокко есть очень много специально написанных для гобоя сонат, концертов, разнообразных ансамблей. Вивальди, Бах, очень много писали для него. Речь идет о ранней истории инструмента и самого популярного для него репертуара. Новички должны начинать с этого.

– В случае с новичками, акцент на барокко сделан неслучайно?

– Именно. Музыка барокко доступна и легко воспринимаема - она написана достаточно ясным, доступным, прозрачным языком. И если её хорошо играют, желательно еще и на исторических инструментах, – это приоткрывает дверь в живой мир музыки, что позволит и дальше двигаться по эпохам, начать разбираться в тонкостях и нюансах, научит слушать и классику, и романтику, и более современную музыку. Ведь, как говорил Дмитрий Шостакович, «чтобы полюбить музыку, надо прежде всего начать её слушать».

 

/uploads/post/58d938152e77c-list_new.jpg
27. 03
литературное творчество
Подать заявку Подписаться на рассылку
© 2015–2017 Фонд «Талант и успех»