8 (800) 100 76 63

Художественный руководитель Образовательного фонда «Талант и успех» о работе в России, об Образовательном центре «Сириус», о новом опыте и о перспективах развития Сочи.

– Скажите, пожалуйста, легко ли Вам далось решение о работе в России? Как быстро приняли предложение Фонда «Талант и успех»?

– Вот уже много лет я живу и работаю по всему миру, и 21 год я регулярно приезжаю в Россию. Последние девять лет мои поездки сюда стали особенно частыми и насыщенными. С гордостью могу сказать, что я объездил уже почти всю Россию. С 2013-го года я советник генерального директора Большого театра. А с 2017 года являюсь художественным руководителем Образовательного фонда «Талант и успех». Мне сейчас 52 года, и это подходящий возраст для новых планов и их реализации. Поэтому и новые сложные задачи меня привлекли, и я сразу согласился участвовать в этом амбициозном и крайне важном для всей России проекте, как Образовательный центр «Сириус». А, впрочем, не только для России: «Сириус» – уникальный пример для всего мира, здесь всем есть, чему научиться. Именно поэтому, частые гости в «Сириусе» – представители образования, науки, искусства и спорта из многих стран. Возвращаясь к тому, как я принял приглашение работать в Сочи, в «Сириусе», добавлю, что определенную роль сыграло и то, что в рамках этого проекта мне поручено открыть новый концертный зал для оперы, балета и концертов классической музыки.

– В этой связи, какую задачу Вы сами перед собой поставили? Что хотите создать в «Сириусе»?

– Повторю, что «Сириус» – уникальный проект, помимо сильной образовательной платформы здесь и сейчас формируется Парк науки и искусства. Это будет действительно инновационный парк с высокотехнологичными научными лабораториями, выставочными пространствами, современными концертными площадками, дающими возможность каждому своими глазами увидеть лучших исполнителей классической музыки и балета, оценить достижения науки и техники, создать свое представление о современном мире, его возможностях. Сейчас я всецело поглощён этой работой. Не буду раскрывать всех наших секретов, скажу только, что все будет на самом высоком уровне. А чтобы вы оценили на каком, приведу пример: за качество звука в новом концертном зале будет отвечать сам Ясухиса Тоёта – один из ведущих специалистов в мире по разработке акустических систем концертных залов. Среди его работ – акустика залов Дома музыки в Хельсинки, филармонии в Гамбурге, концертного зала имени Уолта Диснея, концертного зала Мариинского театра в Санкт-Петербурге.

Одновременно с этими задачами мы с коллегами считаем важным способствовать формированию в Сочи новой среды и условий для привлечения туристов, ориентированных на культурную составляющую отдыха. Во всем мире есть люди, которые не мыслят свою жизнь без музыки, живописи или балета и есть бизнес, который обеспечивает эти потребности. Я уверен, что специалисты из туриндустрии курорта также заинтересованы в этом. В Сочи хорошие отели и здравницы, уникальная природа и климат. А теперь будет и возможность совместить отдых и оздоровление с посещением концертов мировых звезд классической музыки, оперы, балета и джаза.

– Сколько времени Вы проводите в Сочи, и что делаете, когда появляется свободное время? Появились ли у Вас здесь любимые места?

– В Сочи я провожу больше времени, чем где бы то ни было.  А в 2018 году буду бывать здесь еще чаще. В конце этого года я покидаю пост художественного руководителя и председателя правления концертного общества LIVA в Линце (Австрия), вместе с этим оставляю руководство концертным залом «Брукнерхауз» и Брукнеровским фестивалем. Это высвободит время для другой деятельности.

Мне нравится жить в Сочи. Если мы говорим о любимых местах, то это Адлерский район. Это неповторимое сочетание старого Сочи, нового Олимпийского парка и Красной Поляны. Я очарован горными пейзажами и Черным морем, симбиозом науки, искусства и спорта. Все это вдохновляет!

– Что говорят о Вашем выборе коллеги? На Ваш взгляд, есть ли разница в работе режиссёра в России и Европе?

– Конечно, вначале многие коллеги отреагировали с большим удивлением на мое решение принять предложение в России и избрать этот необычный путь, с Запада на Восток, в Россию. Я сам же воспринимаю это как что-то естественное. Один мой знакомый из Лондона недавно перешел руководить новым концертным залом в Дубае. Так почему бы мне не перейти из Австрии/Германии в Россию, в Сочи? В Сочи сейчас я востребован, я воодушевлен тем проектом, в котором принимаю участие, и хочу внести в него свой вклад. Я воспринимаю Европу в контексте всех стран и их взаимного влияния друг на друга. И я большой сторонник идеи Европы от Лиссабона до Владивостока, и это абсолютно нормально - перемещаться внутри единой Европы.

Что касается работы режиссера, то всегда есть различия. И дело не в том, в какой стране ты работаешь. Каждый театр имеет свои особенности, специфику, у каждого есть своя художественная идентичность. Нельзя обобщить и сказать, что в России это так, а в Германии иначе. Везде своя специфика. Важно быть к этому готовым и уметь реагировать. Я за последние годы поставил, как режиссер, немало спектаклей в России, поэтому я знаю, в какой форме здесь можно работать.

– Насколько я правильно понимаю, в Сочи Вы работаете в основном с детьми, а в чём разница работы с ними и со взрослыми артистами? Чем российские дети отличаются от своих европейских сверстников? И кстати, как дети относятся к классической музыке – понимают ли её?

– Работа с одаренными детьми – основополагающая идея «Сириуса», и дети находятся для нас в центре всего и, конечно, мы работаем для их поддержки и развития. Что касается нашей программы концертов классической музыки, мы формируем насыщенную разностороннюю программу, чтобы в том числе привлечь публику из Сочи, из региона, и взрослую аудиторию тоже. Но, в первую очередь, мы формируем инновационную программу классических концертов, оперы и балета, которая связана с идеями и смыслами, важными для детей, их личностного и профессионального развития. Чтобы они имели возможность учиться у лучших из лучших. Только этот практический опыт, наряду с теорией, позволит сделать им самый важный шаг - обрести индивидуальность в искусстве.

Я бы не стал говорить, что российские дети чем-то отличаются от других детей в мире. Каждый ребенок индивидуален. И в музыке, и в искусстве у нас всех общий язык, язык нот, язык искусства. Его понимают все. И неважно, откуда ты, из какой точки мира, хорошее искусство понятно каждому.

– Как Вы сказали, ещё до начала работы в «Сириусе» успели объехать всю Россию, что Вас впечатлило больше всего? Приходилось ли в разговоре со знакомыми и друзьями, которые никогда не бывали в России, опровергать мифы о стране?

– Да, мне повезло побывать во Владивостоке, в Улан-Удэ, в Иркутске, в Екатеринбурге, в Калининграде, в Волгограде, в Санкт-Петербурге и в Москве, посетить многие города, действительно узнать эту страну. И по тому, о чем меня спрашивают за ее пределами, я все больше понимаю, что о России мало, что знают. Да, её уважают, но для большинства на Западе -  это что-то большое и неизвестное, и чаще всего возникает искаженное представление. Россия действительно большая страна, с большой территорией и десятью часовыми поясами. И нет другой такой страны, с таким разнообразием и колоритом. Поэтому я говорю всем: узнайте ближе эту страну, не спрашивайте, а поезжайте и получите удовольствие от этого путешествия.

 – Хотелось бы спросить Вас, как европейца, о том, как в Старом Свете сейчас воспринимают Россию? И что, на Ваш взгляд, нужно сделать, чтобы найти общий язык и наладить отношения? Искусство в этом может помочь?

– Да, конечно, очень важно работать над этим, развивать отношения. Я бы хотел еще раз подчеркнуть, для меня чрезвычайно важен единый европейский дом, в котором культура и искусство имеют большое значение. Они объединяют. Это международный язык, понятный каждому. Это культура возводит мосты, сближает народы и страны, приводит к взаимопониманию. Культура создает общую идентичность. В современном мире это наш шанс понять друг друга. Мы в самом деле, живем в одном европейском доме, где у Чайковского, Глинки, Мусоргского, Рахманинова, Римского-Корсакова, Вагнера, Брукнера и Малера общая традиция. В 19-м веке было нормой, что произведения Верди исполнялись в Санкт-Петербурге, а творения русских композиторов – в Милане. И сейчас для укрепления отношений искусство играет ключевую роль.

– А что Вы думаете о патриотизме? И какой смысл вкладываете в это слово? Отличается ли русский патриотизм, например, от немецкого или австрийского?

– Патриотизм – это любовь к родине и, конечно, в России он сильнее выражен. После победы в войне 1941-1945 годов, воспитанию патриотизма здесь уделялось много внимания. В Германии и Австрии, наоборот, там Вторая Мировая война была проиграна. И многие годы спустя у западноевропейцев преобладало чувство стыда за то, что произошло, за Холокост, за все преступления перед другими народами. Поэтому в Австрии и Германии с понятием патриотизма все сложно. Если ты в Европе, в Германии, в Австрии говоришь, что ты патриот, это сразу приравнивается к тому, что ты националист. А для меня патриотизм – это любовь к родине, нечто очень важное, в том числе и как форма идентификации. Поэтому мне импонирует то, что в России связь между прошлым, настоящим и будущим является основополагающей. Здесь не предана забвению русская православная церковь, здесь помнят и чтят своих героев, здесь настоящей любовью и патриотизмом живут миллионы граждан. И важно сохранить такую форму идентификации, передать ее будущим поколениям. Я счастлив, что я могу узнавать об этом больше и был бы рад, если бы такой подход послужил примером для Австрии и Германии.

Подать заявку Подписаться на рассылку
© 2015–2018 Фонд «Талант и успех»
Нашли ошибку на сайте? Нажмите Ctrl(Cmd) + Enter. Спасибо!