help@sochisirius.ru

Знаменитый телеведущий, капитан команды КВН «Сборная РУДН», в прошлом – генеральный продюсер телевизионной компании «Yellow, Black and White», ныне – продюсер промоутерской компании «Fight Nights Global» и генеральный директор компании «My Way Productions» Сангаджи Тарбаев встречался с участниками образовательных программ.

В Сириусе гость рассказывал ребятам о своем профессиональном пути, поделился секретами успеха, а затем ответил на несколько вопросов участников Клуба журналистики. Ниже приводим интервью школьников с продюсером.

– Мы знаем, что вы впервые посетили Сириус. Расскажите о впечатлениях.              

– Я думаю, что в Сириусе обитают особые люди, ребята с какими-то супер-способностями, «дети Х», только в образовании. Школьники, которые в своих регионах добились таких результатов, что их заметили и пригласили сюда. Мне кажется, что если бы в моем детстве был такой центр, то я бы не попал в него.

– На самом деле, не все потеряно! Хотели бы вы работать в «Сириусе»? Может быть, открыть свой клуб – клуб КВН? Или приехать сюда в качестве лектора?

– Я думаю, что КВН не совсем укладывается в концепцию Сириуса. А в целом, да, я был бы рад поработать здесь. Но мне нужно понять: что я мог бы дать «детям Х». Они и без меня многое знают.

Попробовать себя в качестве лектора – интересный вариант. С точки зрения риторики, ораторского искусства, с точки зрения того, как выстраивать диалог, вести дебаты – в этом у меня есть определенный опыт, которым я мог бы поделиться.   

– Ученые говорят, что юмор полезен для человека, он улучшает различные когнитивные функции. Как вы думаете, может быть, в школы стоит ввести какие-нибудь «уроки сатиры»?

– Интересная идея, но мне все-таки кажется, что юмор – это такое состояние человека, а не дисциплина, которую можно освоить. Юмор есть у каждого, шутить может любой человек, но эта способность проявляется, если ты спокоен и уверен в себе. Когда волнуешься, напряжен, то шутить не получится. Здесь уже психология: как ты себя ощущаешь в некомфортной и комфортной обстановке. Юмор – это, в первую очередь, умение найти парадокс в том, что все считают обычным. Безусловно, и этому нужно учиться, если ты чувствуешь в себе способность смешить.

– А как вы относитесь к так называемому черному юмору, то есть смеху сквозь слезы, когда подчас цинично шутят над серьезными ситуациями?

– Черный юмор – это тоже юмор. Можно к нему хорошо относиться, а можно игнорировать, но от этого он не перестанет быть юмором. Но у каждого смешного явления должна быть своя цель. Удержать зрителя у экрана телевизора, где транслируют юмористические программы, ради трафика и эфирного времени, или просто поддержать кого-то кому грустно, или посмеяться над патовой ситуацией, чтоб не уйти в уныние: цели могут быть разные. Если говорим о программах, то надо задать себе вопрос «а зачем я это смотрю?» – просто убить время или это действительно смешно? Например, мы в КВН высмеивали многое, но так, чтобы это было не пошло, не топорно. И тогда понимаешь, что на любую вещь можно посмотреть иронически, и это здорово. 

– Раз уж мы затронули КВН, то расскажите, как вы в него попали?

– Попал в еще 8 классе: мне нравились не сколько шутки, сколько сама атмосфера, когда вокруг интересные люди, соревновательный дух. В тот момент казалось, что КВН – это прикольное времяпрепровождение. Но потом я стал втягиваться и начал понимать, за что жюри ставит 4-ки и за что 5-ки. С каждым разом начинаешь все лучше и лучше отрабатывать свой сценарий, больше думать над шуткой. Я рос, и КВН во мне тоже постепенно менялся. Когда наша команда стала успешной и играла в высшей лиге, то я начал воспринимать игру уже как телевизионную передачу. Понимал, что мы должны своим выступлением не только рассмешить, но и запомниться, обратить внимание на определенную тему.

– А существует ли какая-то формула успеха? Как пошутить так, чтобы поставили пятерку?

– Есть такое понятие: математический КВН. Это когда существует определенный порядок действий, который приведет к гарантированному результату. Например, это актуальные шутки: шутки про жюри, шутки про Александра Васильевича – если ты возьмешь их в приветствие, то и оценка будет повыше. Свои плюсы в том, что в команде кто-то классно и четко говорит, кто-то поет, кто-то выглядит смешно. Например, выйдет парень с большими ушами, скажет что-то про свои уши и люди будут смеяться, это просчитываемая история. По такому принципу многие команды в КВН и существуют. Но это работает до полуфинальной стадии, дальше начинается химия – сочетание музыки, картинки на сцене, сценария. Важно понимать в какой момент применять математику, а в какой химию.

– Но область вашей деятельности шире. Скажите, а как вы пришли к работе продюсером?

– Незаметно для себя самого. В нашей стране мало вузов, которые готовят к такой профессии. Сейчас появились какие-то курсы по продюсерскому мастерству и т.д., но кто такой продюсер? Это человек, который присутствует на каждом этапе производства, в моем случае – телевизионного контента. То есть, сопровождает проект от идеи до стадии ее разработки: в переговорах с каналом, при наемке исполнительного директора, при кастингах и съемках.

Продюсер – это человек, который «от» и «до» знает всю кухню. Когда мы начинали заниматься бизнесом в сфере телевизионных проектов, мы мало знали, но старались присутствовать на каждом этапе, набирались опыта и учились, даже не осознавая, что «прокачиваемся» в продюсерстве. Мы просто делали проект с разными людьми и компаниями, постепенно вникая в суть. И со временем пришло осознание: то, чем мы занимаемся – это продюсерство.

– Опишите проект вашей мечты в телевизионной сфере.  

– Мне бы хотелось сделать какой-то классный качественный сериал про политические технологии. Про то, как проводятся выборы и как происходит пиар политиков. Тема сейчас актуальна и интересует меня, хочется снять многоэпизодный фильм, который был бы интересен всем, такой политический интертеймонт.

– Из уже существующих сериалов, которые сейчас выходят на СТС, есть спродюсированые вами?  

– Да, есть такие. Последний – «Как я стал русским», один из самых ярких – «Кухня». Также мы начинали делать проект «Шоу Уральские пельмени» с ребятами из одноименной команды КВН, продюсировали их на начальных стадиях. «Одна за всех», «Даешь молодежь» – было много разных проектов, хоть и не все из них удачные.

– Как понять еще на этапе создания проекта, успешным ли он окажется?

Бывали такие моменты, когда при создании думаешь, что это точно зайдет, а оно раз – и не оправдывает надежд. Поэтому мы ориентируемся на цифры, а не на комментарии в интернете и не на звонки друзей, которые хвалят сериал. Цифры мы берем у компании «Gold media»: так называемые «тарифники» дают нам информацию о том, сколько из всех экранов России посмотрело проект, какая доля из включенных телевизоров выбрала именно нашу программу. От этого все и зависит.

Например, по стоимости проект «Как я стал русским», вышел достаточно дорогим (съемки велись, в том числе, и в Америке, с привлечением иностранных актеров) и каналу стало невыгодно продлевать его, хоть он и был сделан достаточно качественно. Мы, конечно расстроились, но внезапно мне и нашим актерам начали приходить в директ китайские иероглифы, а количество подписчиков в разы увеличилось. Как выяснилось, на одном из китайских сайтов выложили сериал с китайскими субтитрами. Он произвел там фурор: китайцы впервые увидели таких веселых и интересных русских. Рейтинги были высокие, поэтому мы сделали полнометражный фильм. В России просмотры остались скромными, но в Китае прокат побил рекорды.

– Говоря об удачных сериальных проектах: вам нравится «Игра престолов»?

– Нравится. Но у меня есть правило: не смотреть последний сезон сериала, который нравится. Эта привычка пришла после известного проекта «Лост». Последний сезон разочаровал меня и оставил с мыслями, что лучше бы я не смотрел его вообще. Соответственно, я смотрел только первые пять или шесть сезонов «Игры престолов».

– А как вы относитесь к жанру фильмов ужасов?

Я смотрю их достаточно редко. Во-первых, мне почему-то всегда становится смешно, возможно это нервное, или просто потому, что я понимаю: все происходящие нереально. Также я не могу избавиться от того, что начинаю смотреть на грим, игру актеров, задний план, то есть смотрю на фильмы немного по-другому глазами продюсера. И мне забавно наблюдать, как взрослые люди играют, будто им страшно. Безусловно, меня цепляют звуковые эффекты, такие как неожиданные громкие звуки, это всегда работает. Но в целом, я не особо люблю фильмы ужасов – для меня поход в кино должен приносить позитивные эмоции.

Поделиться
Подать заявку
© 2015–2019 Фонд «Талант и успех»
Нашли ошибку на сайте? Нажмите Ctrl(Cmd) + Enter. Спасибо!