help@sochisirius.ru

Как воспринимать сложную картину исторических событий, что читать, чтобы научиться отличать серьезное историческое исследование от фальсификации и извлекать новые знания о прошлом в удобном, интересном формате? Обо всем этом в школе «Сириуса» рассказывал кандидат исторических наук Артем Барынкин, доцент кафедры европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета. Педагог проводил для ребят занятия в течение недели.

«В первой половине дня у меня восемь уроков. Это расписание для спортсменов – фигуристов и хоккеистов, и ребят, изучающих гончарное искусство, живопись, скульптуру. Участники «Литературного творчества» – по вечерам. Что касается тем, то попасть в точку очень сложно: ребята приезжают из разных регионов, у себя они учатся по разным программам. У кого-то – всеобщая история, у кого-то отечественная, кто-то проходит Первую мировую войну, кто-то остановился на истории Киевской Руси. Поэтому я старался выбрать фундаментальные темы. Например, для 9 классов – это правление Александра II, его внутренняя и внешняя политика. В сентябре с 10-классникам разбирали происхождение, быт и культуру древних славян. В этом месяце взялись за Ивана Грозного», – рассказал Артем Барынкин об учебном плане.

В нашем интервью – рассуждения педагога о профессии историка и месте этой дисциплины в современном мире.

Не зубрить, а понимать

Меня, как педагога, спрашивают: любят ли современные школьники историю и как привлечь молодежь к ее изучению? Однозначного ответа нет. Увы, нельзя не согласиться, что история часто воспринимается школьниками как зубрежка дат, фамилий, географических названий. И здесь моя задача заключается в том, чтобы приблизить разные периоды отечественной истории непосредственно к молодому поколению так, чтобы им самим было интересно устанавливать последовательность и взаимосвязь событий, чтобы исторические факты запоминались сами собой в рамках системы знаний.

Очень хорошо это получается у меня на примере петровской эпохи, биографии и политики императора-реформатора. Я люблю рассказывать ребятам о том, сколько преград встречалось на жизненном пути молодого Петра и как он с ними справлялся – о стрелецких бунтах, о вступлении России в 1700 году в Северную войну против Швеции, когда армия Петра сначала понесла тяжелое поражение, но он не отчаялся и уже через четыре года взял реванш под Нарвой. Школьникам нравится слушать о том, как юный царевич создавал потешные полки и осваивал основы военного искусства (название «потешные» петровские отряды получили, как писал историк Сергей Платонов, потому, что они стояли в потешных селах – в царских загородных резиденциях, куда правитель со свитой выезжал на летний отдых).

Я говорю, например, хоккеистам: представьте, будто Петр с юношеских лет сплачивал вокруг себя сверстников и единомышленников, буквально формировал тем самым настоящую команду, которая верой и правдой служила ему и на поле битвы и на государственной службе. Такие сравнения близки ребятам, которые занимаются командными видами спорта, ведь они перекладывают эту информацию на свой спортивный опыт, после чего обычно делают вывод: без взаимоподдержки и взаимопомощи не стоит ждать какого-либо успеха.

Историк не архиватор

История не может быть скучной, и уж тем более я не согласен, когда историка называют архиватором. Бывает, что эту дисциплину не всегда подают должным образом. А между тем, история – это наука, только устроена она специфически. У нас есть особая эмпирическая база – мы много работаем с различными видами исторических источников (археологические находки, древние летописи, пресса, дипломатическая переписка), для каждого специалиста что-то свое. Из всего этого мы получаем новое знание, которое способно формировать гражданскую позицию и идентичность современного человека.  К тому же без глубоких исторических знаний невозможна работа дипломатов, политологов, социологов, представителей целого ряда других профессий.

Как популяризировать историю? Может показаться, что из-за своей сложности академическая история малопривлекательна для неискушенной аудитории. Но она все еще может служить благодатной почвой для познавательных передач, исторического кино и художественной литературы. А они, в свою очередь, вполне доступны широкой аудитории.

Любить нельзя заставить

Как выйти за пределы академии и заставить людей читать, а главное любить историю? Первое правило – ни за что не заставлять: насильно мил не будешь. Выше я уже говорил: всегда есть художественная литература и художественный кинематограф.  Академическая наука, являясь полноценным самостоятельным субъектом, может многое дать представителям творческих профессий: писателям, режиссерам, сценаристам, художникам и даже композиторам. В симбиозе этих двух сфер духовной деятельности при должном внимании могут появиться действительно стоящие произведения, которые будут привлекательными для самой широкой аудитории.

Вечные темы

Интересный вопрос – историческая тема, на которую мне нравится говорить со школьниками и студентами. Я, например, очень люблю отечественную историю, она крайне самобытная. Древняя Русь, петровская эпоха и особый профессиональный интерес – период 1920-1930 годов, между Первой и Второй мировыми войнами. Кстати, первая лекция, которую я прочитал в «Сириусе» – о мировой политике в указанный период.

Всегда интересно рассказывать о том, почему происходили мировые войны, по какой причине они были неизбежны, как вследствие этого последовательно менялись системы международных отношений. Такие лекции всегда проходят в формате диалога, особенно в «Сириусе». Поражает глубина и диапазон знаний моих слушателей: в порядке вещей можно услышать вопросы, начиная от проблем Внутренней Монголии до печального финала судьбы бакинских комиссаров. В этом и есть главный смысл профессии историка – давать ответы тем, кому они действительно нужны.

Поделиться
Подать заявку
© 2015–2020 Фонд «Талант и успех»
Нашли ошибку на сайте? Нажмите Ctrl(Cmd) + Enter. Спасибо!