help@sochisirius.ru

До 15 февраля открыт прием заявок на участие во Всероссийском конкурсе научно-технологических проектов «Большие вызовы». Благодаря ему школьники могут попробовать себя в большой науке, выбрав для проектной работы одно из 13 направлений. Одним из них стали «Когнитивные исследования»: эта область знаний посвящена изучению мозга человека и всех процессов, связанных с ним. 

Зачем эти данные нужны ученым, где могут найти себя молодые специалисты, предполагающие связать жизнь с этой областью и какие важные социальные проблемы они могут решить? Об этом поговорили с Еленой Григоренко – руководителем направления, профессором Хьюстонского и Йельского университетов (США), руководителем направлений «РАС: наука и практика» и «Порождение, приобретение и передача знаний» Университета «Сириус». 

– Елена Леонидовна, какие сегодня актуальные направления и вызовы существуют в сфере когнитивных исследований в России? Над какими задачами работают специалисты вашей лаборатории? 

Научный центр когнитивных исследований в Университете «Сириус», как и все другие центры НТУ, отражает те вызовы и задачи, которые стоят перед страной. В нашей работе мы в первую очередь фокусируем внимание на социальных вызовах, актуальных в обществе. И чтобы отвечать на них, мы прежде всего поставили себе цель – определить важнейшие социальные заказы, интерпретировать их и перевести в плоскость научных исследований. 

В НТУ у нас сегодня есть четыре направления исследовательской активности. Первое – это процессы порождения, передачи и приобретения знаний. Ученые анализируют, как происходят эти процессы, чтобы сформировать новые междисциплинарные подходы к исследованию наставничества. Направление посвящено изучению познавательной межличностной синхронизации. Цель исследований — определить, увеличивается ли эффективность наставничества, когда мозг ученика и учителя, образно говоря, функционируют на одной волне. Изучение этого вопроса позволит сделать вывод о важности этой синхронизации в процессе обучения и передачи знаний. Это сегодня один из важных социальных заказов, который мы приняли и по которому ведем  работу. 

Еще одно важное направление — все, что связано с динамической картиной головного мозга. Всякий раз, когда мы приходим в музей на выставку, концерт, смотрим телевизор, в нашем мозге происходят определенные процессы. Нам интересно рассмотреть их в контексте каждодневной деятельности человека. Поэтому у нас сейчас рождается новый проект, связанный с динамической активностью мозга в спортивной деятельности. И в рамках этого проекта в качестве примера такой деятельности изучается киберспорт. 

И еще один большой блок связан с расстройствами детского развития. В России закон об инклюзии относительно молодой, и работы в этой области предстоит еще очень много. У нас есть два направления, которые занимаются этиологией расстройств, в частности аутистического спектра, и так называемой неспособностью к обучению. Это специфические расстройства, при которых сложно, например, обучаться письму или чтению, или математике. Ученые в рамках этой области изучают природу таких явлений, их частоту, важнейшие вопросы инклюзии таких детей и вопросы вмешательства с целью формирования, перестройки и/или усиления навыков обучения. 

–  Если подробнее остановиться на расстройствах развития, какие задачи в этой области сейчас актуальны? 

Очень важно вести учет таких детей. К сожалению, таких исследований, чтобы составить структурированное и обоснованное понимание субпопуляции этих детей, в России просто не было. Сейчас в Воронеже мы впервые проводим такую работу, поставив цель – подсчитать частоту встречаемости расстройств аутистического спектра. Зачем это нужно? Зная масштаб проблемы, получится лучше выстроить работу. Мы будем понимать, сколько нужно  подготовить учителей и поддерживающего персонала для таких детей, сколько нужно инклюзивных мест, какой бюджет для этих целей надо заложить государству и так далее. Это поможет в дальнейшем эффективно включить этих людей в социальную структуру общества. И еще одна важная задача, связанная с этим направлением, — развитие социального предпринимательства, которое должно взять на себя часть задач по включению «превратившихся во взрослых» детей с особенностями развития.

– Каким школьникам, на Ваш взгляд, было бы интересно познакомиться с направлением когнитивных исследований на «Больших вызовах»? 

У нас, в отличие от физиков, математиков, литературоведов, нет предметов, которые в школе готовят детей к работе в нашей области. Это определенный синтез знаний без разделения на естественников и гуманитариев – ребята очень разные по талантам и интересам. Приведу пример. Несколько лет назад на «Больших вызовах» я познакомилась с  участницей, которая несколько раз приезжала в «Сириус» на смены как школьница. Сейчас она уже студентка, учится в Московском техническом университете имени Баумана, а в аспирантуру собирается поступать к нам в центр. 

– На прошлых «Больших вызовах» было много ярких проектов. Например, ребята исследовали «ага-переживания» – то чувство, которое возникает, когда мы находим решение какой-либо задачи. У школьников была цель – изучить такие переживания, и ребята разработали сборник ребусов. Их коллеги из других команд выясняли, как влияют биологические часы на усвоение новых языков, определяли внешние факторы, которые положительно влияют на продуктивность и креатив, изучали, какие факторы влияют на принятие решений. В какие вызовы смогут включиться школьники в этом году? 

Нашей группе кажется, что это очень важно, чтобы проекты, во-первых, были созвучны социальным заказам. Это те проблемы, с которыми часто сталкиваются люди, и ученым нашей сферы важно уметь отвечать на эти вызовы. Конечно, проекты должны быть выполнимы для школьников, включать исследовательскую работу. Да, в рамках «Больших вызовов» ребята не смогут решить глобальных вопросов, но смогут сделать шаги в правильном направлении,  осмыслить, предложить некие алгоритмы. Это тоже очень важно. В этом году на «Больших вызовах» мы будем сотрудничать со студией Олега Табакова и его руководителем Владимиром Машковым. Ему интересна когнитивная сторона школы Станиславского, актерской деятельности в целом. И этому аспекту будет посвящен один из проектов. Мы также планируем работать с Эрмитажем и Пушкинским музеем. Мы очень благодарны нашим потенциальным партнерам, которые берут на себя вызов по разработке содержания деятельности школьников на этой смене. Мы сейчас ведем переговоры с несколькими потенциальными партнерами, и они предлагают нам очень интересные идеи.

– А ребята – участники «Больших вызовов» – смогут стать соавторами научной работы, которую опубликуют в профильном журнале? 

Мы, безусловно, думаем об этом. Но скажу сразу: соавторство предполагает интеллектуальный вклад, и школьникам нужно это право заслужить своей работой. И наша задача в том, чтобы предоставить им возможность сделать такой вклад. А это, безусловно, означает грамотную и всестороннюю помощь наставников. Мы знаем, что есть качественные иностранные профильные издания, где публикуются работы подростков. Мы работаем над тем, чтобы наши ребята туда попали. Поэтому стимул у школьников есть. 

– Если старшеклассник всерьез захочет связать жизнь с когнитивными исследованиями, где он сможет применить себя?

Кто-то идет в биологию, кто-то в социологию или психологию. Это специалисты, которые находят себя в образовании, IT, информационных технологиях, экономике, социальной сфере развития общества.  Вариантов очень много. 

– Что посоветуете ребятам, которые придут работать на ваше направление? 

Думать про острые социальные проблемы, которые сегодня стоят перед обществом. Это такой шаг в сторону «человековедения». Действительно важный вызов времени. 

 

Поделиться
Подать заявку
© 2015–2024 Фонд «Талант и успех»
Нашли ошибку на сайте? Нажмите Ctrl(Cmd) + Enter. Спасибо!