help@sochisirius.ru

Приглашённый педагог октябрьской хореографической смены - Игорь Колб, солист Мариинского театра, заслуженный артист России, победитель международных конкурсов балета, приглашенная звезда фестивалей «Короли танца», «Звезды мирового балета» и «Виртуозы мирового балета» о том, как во время смены проходили его занятия с юными артистами балета из Якутского хореографического колледжа им. Аксении и Натальи Посельских.

Сами ребята признаются, что сначала было очень страшно, они перешёптывались «что он о нас подумает», но с каждым занятием становилось все легче и интереснее. Недели оказалось достаточно для того, чтобы 18 юных танцовщиков из Якутска, приехавшие на октябрьскую смену в «Сириус», поняли, что солист – это не просто классный танцовщик, но и действительно «особенный человек», который даже когда не смотрит, видит всё - любую неточность, любую погрешность в движении.

- Когда он вошел в зал, это было что-то такое – вау!, это действительно солист Мариинки, эйфория… казалось, внутри что-то перевернулось и вдруг резкое желание танцевать. На первом занятии, да, было сложно, потому что Игорь Павлович требовал темп. Но сейчас мы привыкли к нему, а он, наверное, к нам.

Так, может, чуть наивно, но вместе с тем верно, о классическом искусстве рассуждает первокурсница, грезящая стать профессиональной артисткой балета, а еще больше мечтающая преподавать классическую хореографию.

Маэстро Игорь Колб тоже не знал, как сложится его знакомство с новыми воспитанниками. 

- Первая встреча всегда своего рода сюрприз. С учениками происходит также, ты знакомишься, находишь общие темы, появляются симпатии. Очень скоро тебе уже понятно, кто из учеников насколько успевает, ясны проблемы подготовки, пробелы в знаниях. После такого анализа не составляет труда понять, как планировать урок именно в этой группе, как построить работу с каждым артистом индивидуально.

Прежде всего я хочу, чтобы они не забывали, и с этого я начал нашу первую встречу, балет – это элитарное искусство, не широкого потребления и, конечно, хотелось бы, чтобы юные артисты балета понимали свою уникальность, когда приходят в профессию. Они и в «Сириус» попали, потому что уникальны. Я говорю не о том, чтобы посадить на трон, а о том, чтобы уже сейчас юные артисты балета начинали строить фундамент, ту основу, которая обеспечит им в жизни успешную профессиональную карьеру, творческие победы, продвижение вперед. Радует то, что где-то на третьем занятии я увидел изменение в выражении лиц, почувствовал, что ребята оттаяли и пробудился настоящий интерес.

- Игорь Павлович, какую программу вы запланировали пройти с ребятами?

- Постараться максимально донести до них, что такое наша профессия, начиная с самых азов. Считайте, что это такая профориентация. Потому что практически сразу я отметил один важный момент, который не могу сказать, что мне понравился: ребята этой группы, на мой взгляд, не проявляют должного для балета усердия, а во многом плывут по течению. Может быть, в силу того, что в Якутии всего один театр, и он всегда нуждается в артистах, нет как таковой конкуренции, как в Москве и Питере, – и можно быть уверенным, что по окончании училища твоя карьера благополучно продолжится в стенах театра. Но в театры должны попадать лучшие, должны быть лидеры, лидеры в классе мальчиков, лидеры в классе девочек, балетное искусство подразумевает вожака, за которым пойдут другие. Иначе откуда появиться солистам?

- Расскажите, как выглядит день балетного человека и каким он должен быть, если советовать юным танцовщикам и балеринам?

- Если говорить про мою группу, то сегодня на занятии наблюдаю регресс. Может быть из-за того, что прошли выходные. В любом случае ребятам нужны дни, когда не нужно ничего пробовать и ничего начинать, а давать организму отдых.

Мы же понимаем: у артиста не бывает одинаковых дней и каждый день уникален. Относительно Петербурга часто бывает, что сегодня вечером я еще не знаю своего расписания на завтра. Кстати, таким же был мой приезд в «Сириус»: изначально я должен был прилететь сюда из Красноярска, но Красноярск отменился. Поэтому с какого-то времени я стараюсь жить с сегодня и на сегодня, то есть не загадывая далеко вперед.

- Многие, кто с вами знаком, говорят о вашей высокой работоспособности и огромных нагрузках, которым вы себе подвергаете. А какой должна быть нагрузка у юных танцовщиков в возрасте 11-17 лет?

-  Максимальной. Школа всегда должна быть максимальной. В «Сириусе», например, в их распоряжении есть 3 часа времени, 1,5 часа отводится на «класс» и 1, 5 часа репетиций для подготовки к отчётному концерту в конце смены. Считаю этот концерт самым важным в образовательной программе, в то же самое время вижу, что не все воспитанники относятся к нему ответственно. У нас даже был с ребятами разговор, в котором я пытался объяснить, что публичное выступление, когда зрители оценивают артиста, - очень важно. Возможно, в будущем кто-то из зала будет вашим коллегой по театру, а кто-то станет вашим преданным зрителем. «Сириус» в этом отношении предоставляет просто невероятные возможности. Здесь можно встретить детей из всех регионов России, при этом каждый из них уже увлечён каким-то делом.

- Игорь Павлович, вы согласны, что успех – это все-таки на 90% старание и лишь на 10% талант?

- Так и есть. Хотя встречаются любопытные моменты, как, например, в этом году исключительно по случаю я узнал о правилах отбора в Академию танца Бориса Эйфмана, где, оказывается, существует своеобразная система, высчитывающая коэффициент роста ребенка и его возможностей относительно роста в будущем. Для меня это все-таки несколько странно, потому что в моем окружении есть масса примеров великих балетных людей, лауреатов госпремий, чья балетная карьера сложилась не для, а вопреки их природным данным.

Мне кажется, формула успеха в профессии -  это случай, помноженный на работоспособность ребенка с учётом специфики дела, которым он занимается, будь это наука, спорт или искусство.

- Неужели вы с детства были таким сознательным или этому можно научиться и научить ребенка?

- Правда, что очень любил балет. Начнем с того, что сразу не знал об этом виде искусства ничего. Я родился в маленьком белорусском городе Пинск, гораздо меньшем, чем Минск, где не было ни одного тетра, в семье не имеющей никакого отношения к искусству. Когда меня нашли в Пинске, мне было 12 лет, и я уже был на год старше возраста, рекомендованного к зачислению. Так, пропустив полтора года обучения, я поступил в училище, где ровно через неделю взвыл и слезно просил родителей забрать меня домой. Меня оставили и в течении всего следующего года я искал определенные прелести в данной ситуации: во-первых, Минск был городом с множеством театров, плюс у воспитанников училища была возможность три раза в неделю бесплатно ходить на балетные постановки - за тот год я отсмотрел весь репертуар Республиканского театра оперы и балета.

Тем не менее после всего, о чем я рассказал, я не был в профессии в том смысле слова, в котором я сейчас его понимаю. Да, мне нравились артисты, театр, в ушах гудели наставления педагогов о том, что «балет – это служение, сложное искусство», но вот истинное понимание этих слов случилось только на втором курсе (1995), когда я попал на Международный конкурс Vaganova-Prix. Там я впервые увидел, как по-настоящему работают студенты Академии русского балета имени А.Я. Вагановой. На разминке эти ребята вытворяли такое, что я на тот момент не делал даже в течение дня (хотя мне казалось, что я и так много работаю). Вот тут случился щелчок, я вдруг понял весь смысл сказанного педагогами о служении и высотах в профессии.

С этой позиции «Сириус» уникален: сюда приезжают хореографические группы   из разных городов, презентуя разные балетные школы. Это всегда опыт через сравнение, для детей, для педагогов, помимо всех других возможностей, которые школьникам даёт это особенное образовательное пространство, где математики могут пойти на пленэр, а художники на лекцию по биологии или физике.

Я кстати сам посещал лекцию по биохимии и понял, что в направлении «Наука» совершено другие дети, отличные от балетных, но к их чести хорошо образованные в вопросах искусства. С удовольствием посетил Сочинский художественный музей, где открылась выставка молодых художников из «Сириуса».

- Игорь Павлович, практический вопрос по оснащению хореографических залов и условиям работы в «Сириусе».

- На высоком уровне. И пол, и палки, и зеркала – всё соответствует образцовому уровню. Единственный минус, что залы без окон, из-за чего складывается ощущение замкнутого пространства. На новой сцене Мариинского театра та же ситуация, в репетиционных залах окна только на потолке, это несколько расстраивает. Хороший балетный пол – залог безопасности для артиста. Потому что травма – это самая большая беда, которая может с ним случиться. Не знаю, с чем это связать, возможно с большим количеством переездов и перелётов и с тем, что организм не успевает отдыхать, но в последнее время балетные артисты травмируются чаще. А так как срок нашей реализации в профессии органичен 20 годами, чем дольше мы здоровы, тем дольше остаёмся нужными театру и зрителю.

- Вы требовательный педагог?

- Я не столько требовательный, сколько знаю, что сам должен сделать свой максимум и увидеть отдачу от тех, с кем работаю. В «Сириусе» после урока я остаюсь, и я еще полтора часа занимаюсь сам, стараюсь по 1,5 -2 часа кататься на велосипеде, оглядывая местные красоты. Дома, в Питере, бывает по-разному. Перед прогонами могут быть репетиции по 10-12 часов, и ты выходишь из театра не раньше 22.00, а может быть, только утренний «класс» и, допустим, занятия со студентами. С прошлого года я преподаю в Санкт-Петербургской консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова на «кафедре режиссуры балета» по специальности балетмейстер-репетитор.  

- Игорь Павлович, можете охарактеризовать современное состояние русского балета и русской балетной школы?

- Я не могу сказать, что русский балет сейчас на пике формы, скорее бы сказал, переживает период стагнации. Ничего фееричного на балетных подмостках не создается: все ведущие театры живут за счет основного репертуара, выверенного столетиями. Моду в России по-прежнему задают Мариинский театр и Большой. В мире – плюс Ла скала и Метрополитен Опера.

Кто знает, может быть, в этом плане будущее как раз за «Сириусом». Я не исключаю, что кто-то из ребят, приезжающих по программе «Хореографии» сюда, сможет сделать это открытие и сказать свое слово в великом русском балете.

P.S: Это удивительно, но факт. Заслуженный артист России Игорь Колб, несмотря на свой плотный гастрольный график, никогда не был в Якутии, о чем в разговоре с ребятами из Якутского хореографического колледжа, конечно, сожалел. За два дня до отъезда из «Сириуса», Игорь Павлович узнал, что впервые за 20 лет профессиональной карьеры в ноябре в его графике значатся гастроли в Государственном театре оперы и балета Республики Саха (Якутия) имени Д.К. Сивцева – Суоруна Омоллоона. А значит, воспитанники увидят Мастера на сцене.

Поделиться
Подать заявку
© 2015–2019 Фонд «Талант и успех»
Нашли ошибку на сайте? Нажмите Ctrl(Cmd) + Enter. Спасибо!