Декабрьская хореографическая смена в «Сириусе» для 46 участников из балетных школ Ярославля и Жуковского стала особенной благодаря старшему преподавателю кафедры народно-сценического, историко-бытового и современного танца Московской государственной академии хореографии (МГАХ) Марии Олеговне Северцевой, познакомившей юных артистов балета с совершенно новой для них дисциплиной – «Историко-бытовой танец».

Историко-бытовой танец наряду с актерским мастерством отвечает за выразительность актёра, а также за его умение показать примеры стиля, создать и раскрыть образ определенной эпохи на сцене.

«Русские убедительны в своем танце», – говорят о русском балете в Европе. Учиться этой «убедительности» иностранные танцовщики часто едут к российским педагогам. Об этом не понаслышке знает старший преподаватель МГАХ Мария Олеговна Северцева, в ее классах в разные годы обучались студенты из разных стран мира:  

– Французские студенты, приезжая с родины менуэта, часто не имеют представления о национальном танце. Тоже самое итальянцы, подарившие миру «Павану», «Вольту», «Аллеманду».

Дисциплину «Историко-бытовой танец», действительно изучают только в России, начиная с 1931-го года, после предложения педагога и художественного руководителя, тогда Ленинградского хореографического училища директора Николая Ивановского ввести дисциплину историко-бытового танца в образовательную программу хореографических училищ. Будучи преподавателем «классики», он предположил, что для артистов балета все-таки необходимо иметь представление о тех танцах, которые традиционно используются в театральных балетных постановках.

… «Спящая красавица», «Щелкунчик», «Ромео и Джульетта», «Пламя Парижа», «Раймонда» – сложно себе представить постановку классического произведения без принцесс и придворных, королевских нарядов и полутораметровых шлейфов, которые артист балета должен уметь носить. Не зря этот вид танцев еще называют «придворный». Жесты, мимика, умение по-королевски держаться на сцене – всё без чего зритель не поверит истории, представленной его вниманию.

– На занятиях я рассказываю о том, что история танца напрямую связана с этикетом и костюмом. Прошу ребят вообразить, как могла в средние века передвигаться дама в костюме из бархата, тяжелого шелка, который весил 10-12 килограммов, а порой и больше. Исторический танец дает путевку во все предметы – это и история балета, и история костюма, и сценический этикет, и придворный этикет разных эпох, и музыкальная литература, и актерское мастерство.

«Исторический танец» преподаётся юным артистам балета 4 года, являясь обязательной по программе балетной школы с 1 по 3 классы (10-13 лет) и в выпускном классе (16-17 лет). Первые три года изучаются основные элементы бального танца, сценический этикет и танцы XIX- начала XX века.

Можно сказать, что в этом возрасте 10-13 лет у исторического танца задач даже больше, чем у классического.

– Здесь не подойдет только тянуть и разворачивать ножку, правильно поставить корпус и держать и подавать руки, необходимо научиться танцевать в паре, слышать музыку, при этом следить за рисунком танца, выражением лица, улыбаться, общаться с партнёром без слов, – объясняет Мария Олеговна.

В «Сириусе» перед педагогом-хореографом Северцевой большая задача – познакомить юных артистов балета, участников декабрьской смены, с основными понятиями исторического танца, дать так называемое введение в дисциплину, рассказать о многообразии танцев прошлых эпох. 

– Начали учить «Падеграс», впереди еще занятия, на которых обязательно покажу положение партнёров в паре, положение корпуса в танце.  В столь юном возрасте юноши и девушки еще не умеют демонстрировать в паре взаимоотношения, проживать их, сопровождать эмоционально. Обязательно изучим шаг «Полонеза» и русский бальный танец «Полянка», танец доступный, но сложный по координации.

Часто оказывается, что научиться улыбаться труднее чем выполнить ассамбле (assambler). На мастер-классах педагога Северцевой ребята учатся улыбаться, часто впервые узнают о нравах и этикете той исторической эпохи, которой принадлежит танец. Безусловно, что, исполняя роль аристократки под торжественную медленную музыку «Паваны», под которую в средние века происходили различные церемониальные шествия: въезды властей в город, проводы знатной невесты в церковь, артистка и артист балета не могут не уделять внимание статной походке или положению рук.

Все то, что на словах может показаться штрихами к портрету - на самом деле на сцене и создает тот самый убедительный образ, отличающий русскую школу балета от всех остальных и позволяющий узнать русского танцовщика из сотни других лишь по повороту головы, раскрытию рук, постановке корпуса. 

Подать заявку Подписаться на рассылку
© 2015–2017 Фонд «Талант и успех»