help@sochisirius.ru

Сразу после окончания химического факультета Уральского государственного университета в 1977 году Сергей Москвин пришел работать педагогом в екатеринбургскую гимназии №9. Сегодня он обладатель многочисленных профессиональных наград, заслуженный учитель России, который побывал в 15 городах нашей страны с мастер-классами для учителей и лекциями для учеников. О том, что не так со школьной химией и почему химия нужна и физикам, и лирикам, мы поговорили с Сергеем Анатольевичем после одного из его занятий в «Сириусе».

– Сергей Анатольевич, расскажите, пожалуйста, о Ваших занятиях для учеников ноябрьской химической программы «Сириуса».

– Это школьные демонстрационные эксперименты. Я показывал разные реакции, большая часть из которых связана с горением. Например, варианты взаимодействия водорода и кислорода – от спокойного до взрывов. Каждый эксперимент сопровождался объяснением деталей, тонкостей, значения, применения этих экспериментов. Оказалось, что даже дети «Сириуса» видели мало опытов из тех, что показывал я. Экспериментов сегодня в школах очень мало, это связано с разными причинами: их надо готовить, учителям некогда, не всегда есть лаборанты. Но химия без опытов неинтересна, изучить ее без этого можно, но это будет уже не так эффективно. Опыты – это именно то, что может захватить даже изначально не заинтересованного в химии школьника.

– Вы работаете педагогом уже 42-й год. Если сравнивать школу в первые годы Вашей работы и сегодня, многое ли изменилось за это время именно с точки зрения преподавания химии?

– Я работаю в профильной специализированной школе с углубленным изучением химии, и у нас не особенно что-то изменилось, придерживаемся классических академических подходов.

– Вы также являетесь экспертом по проверке ЕГЭ. На Ваш взгляд, это эффективный способ оценки знаний?

– Задания ЕГЭ неплохие. Бывают некорректно сформулированные задания, нечетко данные условия в задачах, но нужно просто понимать, знать предмет, решать задачи и как можно больше решать тестов, чтобы привыкнуть к различным формулировкам и быстро отвечать на вопросы. Проблема в том, что часто в вузы на химические факультеты поступают выпускники, набравшие 40-50 баллов, а 50 баллов – это половина, фактически двойка, они могут ответить только на элементарные вопросы, и дальше им учиться, мягко говоря, трудно. Поэтому дело не в формате, хотя он тоже важен, а в самой системе школьного химического образования.

– А что с системой не так?

– В целом по стране преподавание химии значительно ухудшилось, потому что сейчас в 10-11-х общеобразовательных классах по одному часу химии, это очень мало.

– Если ученик планирует получить гуманитарное образование, возможно, ему будет достаточно этих знаний?

– За один час в неделю невозможно сформировать даже какие-то элементы систематического знания. Образно говоря, можно только заголовки образовательной программы изучить. При этом химия везде, она нас повсюду окружает. Люди постоянно встречаются с какими-то химическими веществами и не знают, как с ними работать, неправильно интерпретируют какие-то явления. Необходимо иметь хотя бы основы химического знания, чтобы не верить паранауке, не входить в заблуждения и знать, к каким достоверным источникам обратиться, если сомневаешься. Знание химии – это про жизнь в целом.

– Что для вас главное в Вашей профессии?

– Я хотел заниматься наукой, когда поступал в Уральский госуниверситет, а потом оказался на педагогических курсах и понял, что это мое. Я понял, что в этой роли от меня очень многое зависит, ты входишь в класс, остаешься наедине с учениками, и от тебя зависит, что в классе будет происходить. Но я никогда не говорю ученикам, кем им быть, где учиться после школы, они должны сами выбрать этот путь. Для меня самая большая радость – глаза учеников, как они реагируют, воспринимают то, что ты показываешь и рассказываешь. Я провожу много дополнительных занятий, и дети на них ходят, они хотят учить химию, им искренне это интересно.

Поделиться
Подать заявку Подписаться на рассылку
© 2015–2018 Фонд «Талант и успех»
Нашли ошибку на сайте? Нажмите Ctrl(Cmd) + Enter. Спасибо!