help@sochisirius.ru

Обладатель золотой медали Международной математической олимпиады 2020 года сочинец Данила Демин участвовал в тринадцати программах «Сириуса». Именно здесь он увлекся математикой по-настоящему и решил, что она станет делом его жизни. Сейчас Данила – студент МФТИ. Не так давно он вернулся в Образовательный центр уже как стажер-преподаватель научной школы по математике и программированию. Выпускник «Сириуса» рассказал, о чем мечтает, что для него было самым сложным перед Международной олимпиадой и с какими трудностями он столкнулся в студенческой жизни.

— Данила, ты рассказывал, что впервые погрузился в олимпиадную математику на программе в «Сириусе» в 2015 году. А до этого ты участвовал в олимпиадах?

— Да, но не так часто, как хотелось бы. Ездил на муниципальный этап ВсОШ, иногда на региональный. Но после «Сириуса» жизнь кардинально изменилась. Когда я приехал сюда впервые, меня заметил Дауд Казбекович Мамий и начал приглашать на математические мероприятия. Благодаря его наставничеству я стал гораздо умнее, а олимпиады давались все лучше и лучше. Потом я попал на занятия к Кириллу Андреевичу Сухову (руководитель сборной России по математике, педагог Президентского Санкт-Петербургского физико-математического лицея № 239 – прим. ред.) и там вырос еще сильнее. На Всероссийской олимпиаде школьников по математике я взял диплом победителя за 9-й класс, а потом попал на отбор в сборную России. Вообще, я много времени проводил в «Сириусе», потому что часто мероприятия для математиков проходили именно здесь. Поэтому с Образовательным центром у меня связано столько классных воспоминаний.

— А до профильных программ тебе нравилась математика?

— Нравилась, но тогда у меня почти не было представления об олимпиадной математике. А в «Сириусе» был очень насыщенный месяц в кругу единомышленников, так что я почувствовал всю крутость олимпиадной математики. И понеслось. 

— В 2020 году ты покорил международную олимпиаду – вершину, которая для многих так и остается недостижимой. С какими трудностями ты сталкивался на пути к победе и как с ними справлялся?

— Я был в числе кандидатов в сборную два года подряд, но в первый раз не прошел. Конечно, я расстроился. Но меня поддерживали родители, поэтому я смог смириться с поражением и относительно быстро вернуться в рабочее состояние, чтобы продолжать заниматься и снова попробовать свои силы. Вообще, не стоит сильно переживать из-за неудач. Даже если ты пробуешь что-то и не получается, то за это время все равно сильно умнеешь. У меня так было с первым отбором. Я понял, что, даже если не проходишь в сборную, ты все равно выигрываешь и во время подготовки многое узнаешь.

— Как ты себя чувствовал после победы?

— Я очень радовался, потому что достиг одной из своих по-настоящему больших целей. Нам сначала вручили медали в Петербурге, и это был просто восторг. Потом дома в Сочи меня все поздравляли, и это тоже было невероятно приятно. Я шел к этой цели два года, ежедневно решал задачи, много часов занимался и наконец-то смог. У меня ощущение, что путь к победе – вся моя жизнь. Хотя у участников нашей сборной этот путь от начала и до финала олимпиады очень разный. Например, Максим Туревский из Санкт-Петербурга, который в 9-м классе попал на международную олимпиаду и сразу завоевал серебро, – довольно крутой. 

— Как ты во время турнира справлялся с волнением?

— Каждый раз перед олимпиадой я дней пять вообще не решаю задачи. Понимаете, совсем не решаю. А математика – мое самое любимое занятие, и даже несколько дней без нее – это сложное испытание. Зато потом, когда я прихожу на олимпиаду и вижу все эти нерешенные задания, я уже даже и не думаю, какое это важное мероприятие. У меня в голове только что-то вроде: «Наконец-то! Я могу порешать задачи!» Я просто прихожу и кайфую от процесса, так что волнение уходит само собой.

— Насколько тебе помогли педагоги и тренеры? 

— Все мои педагоги внесли неоценимый вклад, потому что каждый рассказывал про классные идеи и способы решать задания, у каждого из них свое представление об олимпиадной математике. Ты можешь их всех послушать и на основе этого сложить свое представление, которое поможет тебе решить самую сложную задачу. И чем больше будет людей, с которыми ты пообщаешься, тем лучше сложится картина и тем проще тебе решать.

— Среди математиков-олимпиадников существует конкуренция, как у спортсменов? 

— Мы смотрим друг за другом, следим, кто на каком месте в общей таблице результатов. Но в общении это никак не проявляется. Мы все друзья, и это хорошо. И если ты не прошел дальше, то виноват не соперник, который написал лучше тебя, а виноват ты сам, потому что недостаточно подготовился. Поэтому я чувствую, что ответственность всегда только на мне. Вообще, на результат олимпиады влияет множество параметров. Может, если взять на тур темную шоколадку, а не молочную, можно написать его хуже. Я, конечно, утрирую, но это все действительно невозможно определить.

— Ты уже выбрал будущую профессию? 

— Я еще сомневаюсь с выбором, но пока по ощущениям хочу быть математиком.

— Как ты попал на программу по математике и компьютерным наукам, но уже в статусе ассистента, а не ученика? 

— Мне предложил поучаствовать один из руководителей программы, известный математик Станислав Константинович Смирнов, и я согласился. Очень круто приехать в «Сириус» в качестве ассистента, когда только недавно сам был учеником. Здесь много интересной математики и умных людей, с которыми можно пообщаться. И даже если ты преподаватель, все равно узнаешь что-то новое, потому как ученикам иногда приходят просто невероятные мысли. Я продолжаю учиться и у школьников, и у преподавателей, которые их учат. Математика – это огромная наука. В «Сириусе» много ребят, они все знают разные факты, могут пообщаться и вместе узнать гораздо больше, чем по одиночке.

— Сейчас ты учишься на первом курсе МФТИ. Ты мог выбрать любой вуз, почему остановился на этом? 

— Я подумал, что нужно заниматься не только математикой, но и компьютерными науками. И поступил на факультет прикладной математики и информатики. Но в итоге с программированием у меня небольшая беда: из-за олимпиады я пропустил первый месяц учебы и мне пришлось самостоятельно нагонять за однокурсниковами. А так как до этого я вообще почти ничего не умел программировать, то далось мне это тяжело. Было сложно перестроиться после олимпиадной математики. Ведь раньше я чувствовал, что все эти  многочасовые занятия я делаю только для себя, потому что мне это интересно. А в вузе ты должен делать, потому что так надо. И я заметил у себя странную психологическую штуку: даже если сам хочу что-то сделать, то как только мне сказали это сделать – теряю интерес., сСтараюсь бороться с этим эффектом, последнее время вроде получается.

— А чего ты хочешь по-настоящему? У тебя есть мечта?

— Я мечтаю совершать открытия в математике, вот это было бы неплохо. Как раз осталось всего-то шесть нерешенных задач тысячелетия! Но, конечно, надо бы сильно поумнеть, чтобы сражаться с ними. И не факт, что получится, совсем не факт.

— Но ты уже подступался к этим задачам?

— Нет, только читал про них. Нужно много учиться, чтобы понять хотя бы формулировку многих задач. Но при этом, есть открытые проблемы математики, в которых формулировка понятна даже школьникам. Например, теорема Ферма – сейчас, правда, это уже не открытая проблема. У нее простая формулировка, но с ней долго сражались, а в итоге решили очень жесткими методами, до которых тоже надо дорасти. Есть и задачи, которые очень просто формулируются. Например, существует ли прямоугольный параллелепипед, у которого все ребра, диагонали граней и диагональ самого параллелепипеда — это целые числа? Пока ответа на этот вопрос никто не знает. Единственное, проверили, что при довольно маленьких сторонах это не получается осуществить, но возможно ли в целом – неизвестно.

— Сейчас, когда уже нет олимпиад, ты решаешь задачи в свободное время?

— Да, я стараюсь уделять время математике. У меня бывает настроение, когда я думаю: «Вау, я такой крутой, а не сразиться ли мне с какой-нибудь открытой проблемой математики?». И я устраиваю такие сражения, иногда даже в несколько раундов. Пока что, конечно, побеждают открытые проблемы: как ни странно, они оказываются сложными. Но я продолжаю бороться. 

— Нашел ли ты в вузе других увлеченных математиков, единомышленников, как в команде математиков – кандидатов в сборную? 

 Конечно, нашел. С некоторыми однокурсниками мы и раньше общались во время подготовки к олимпиадам, поэтому друзей у меня много. А если олимпиадники разбегаются по разным вузам, мне кажется, это все равно неплохо, ведь они продолжают общаться между собой.

— Что для тебя математика?

— Математика – это жизнь, очень прикольная вещь, но я не могу точно сформулировать. Это нужно чувствовать. 

— Что бы ты пожелал ребятам, которые в этом году поедут на олимпиаду? 

— Я хочу, чтобы они получали удовольствие от происходящего, от математики и особенно от задачек.

 

Поделиться
Подать заявку
© 2015–2021 Фонд «Талант и успех»
Нашли ошибку на сайте? Нажмите Ctrl(Cmd) + Enter. Спасибо!