help@sochisirius.ru

Молодой ученый Георгий Носов с детства интересовался живой природой. В старших классах он выиграл Всероссийскую олимпиаду по биологии, стал победителем и призером Международной олимпиады по биологии, после окончания МГУ имени Ломоносова поступил в аспирантуру Института медицинской физики и биофизики при Вестфальском университете имени Кайзера Вильгельма в Германии, а сейчас работает в Федеральном центре мозга и нейротехнологий в Москве.

Недавно Георгий Носов побывал в Образовательном центре «Сириус», где провел образовательную программу для школьников и педагогов-биологов из разных регионов России.

Мы пообщались с Георгием Носовым и расспросили его про учебу в Германии, про то, зачем нужны олимпиады и как добиться успеха. 

– Георгий Андреевич, вы долгое время жили и работали в Германии. Расскажите, чем вы там занимались?

– В 2014 году я окончил кафедру биохимии биологического факультета МГУ и поступил в аспирантуру в Германию, в Вестфальский университет имени Кайзера Вильгельма в городе Мюнстере. Попасть туда было определенного рода вызовом. Я воспринимал аспирантуру в Германии как академическое путешествие, когда человек для получения образования отправляется в другой город, другую страну. То есть едет на мир посмотреть, себя показать, поработать, связи завести. Именно с такой целью я и ездил в Германию, где занимался нейробиологией. Моя специализация – изучение процессов передачи информации в мозге на клеточном уровне.

– Сложно ли было попасть в Германию в аспирантуру?

– Многие считают, что попасть на учебу и работу в другую страну – это очень сложная процедура, что для этого необходимо проходить дополнительные курсы, учить иностранный язык. По направлению биологии это было несложно. Во-первых, я не учил немецкий язык до того, как приехал в Германию. Во-вторых, я не получал никакого сертификата по английскому языку, на котором ведется вся работа в немецких научных лабораториях. Вы подаете заявку, отправляете анкету в лабораторию, институт или на аспирантскую программу и проходите собеседование на английском языке. Если вы проходите отбор, вас приглашают. Не очень сложная процедура, поэтому всех, кто желает поехать поучиться и поработать в другой стране, я поддерживаю. Это расширяет кругозор, представление о мире, дает замечательный опыт. Мне всегда было комфортно жить и работать в России. После аспирантуры я планировал вернуться в Россию, что я, собственно, и сделал. Сейчас я работаю в Москве в Федеральном центре мозга и нейротехнологий, в одной из ведущих российских лабораторий.

– Можно ли провести аналогию между наукой в России и в Германии? В чем они похожи, в чем различаются, в чем плюсы и минусы?

– Это достаточно сложный вопрос. Во-первых, научное сообщество неоднородно, есть научные сообщества биологов, физиков, химиков, астрономов. И организация отличается в каждом из них. Я знаком только с биологическим сообществом. Во-вторых, в Германии я был аспирантом, а в России – студентом и научным сотрудником. Это совсем разные вещи, разные сферы деятельности.

– Но наверняка удалось заметить какие-то отличия?

– Могу поделиться некоторыми особенностями работы в Германии, которые мне всегда бросались в глаза. Например, в России гораздо удобнее и легче проводить эксперименты с биоматериалом животных. У нас гораздо меньше ограничений. В Германии порой это доходило до комических ситуаций. К примеру, мне надо было выделить один белок из говяжьих мозгов. Так как мы в лаборатории работаем с мышами и крысами, я собирался сходить на рынок, купить их и провести эксперимент. Но лаборанты сказали, что у нас нет разрешения на работу с биоматериалом крупного рогатого скота, поэтому надо либо получить его отдельно, либо просто набрать необходимое количество мышиных мозгов. В России я бы это сделал гораздо проще. С другой стороны, в немецких лабораториях нет проблем с доставкой материалов. Если мне для работы требуются химикаты или оборудование, я это заказываю и получаю через 2–3 дня. У нас, к сожалению, материалы приходится ждать месяц, поэтому всю работу необходимо серьезно планировать.

– В Образовательном центре вы провели два курса – для школьников и педагогов программы повышения квалификации «Химия и биология: межпредметные связи в современной науке и профильной школе». Расскажите, чему вы учите детей, а чему учителей?

– В «Сириусе» проходила естественно-научная программа для школьников по химии, физике, биологии. И параллельно с ней шла программа повышения квалификации для учителей химии и биологии. Основная задача для обеих программ – мы более глубоко пересматриваем предмет и раскрываем отдельные аспекты биологии, которые меньше всего затрагивают на уроках в школе. Талантливых школьников в «Сириусе» мы учим работать с биологическими объектами и проводить исследования, детально раскрываем интересные, но сложные сферы науки. Например, рассматривали эволюцию кровеносной системы у позвоночных животных: препарировали рыб, смотрели, как у них устроена кровеносная система, как из жаберных сосудов рыбы сформировались наши аорта, сонные и легочные артерии. На биохимии мы выделяли из мышечного препарата белки, участвующие в регуляции мышечного сокращения. На клеточной биологии – обрабатывали данные экспериментов по передаче сигналов в нервной системе. На физиологии – препарировали сердце лягушки и изучали влияние различных препаратов на сердечную деятельность.

– У педагогов тоже был практикум?

– Да, примерно о том же самом мы говорим со школьными учителями. Чтобы мы получили воспитанных, обладающих всеми необходимыми навыками школьников, нужно в первую очередь работать с педагогами. В «Сириусе» мы с учителями практически не говорим ни о какой методологии преподавания, о том, как сейчас правильно работать со школьниками, что сейчас считается перспективной организацией урока и внеурочной деятельности. Этого у них в жизни и так достаточно. Мы разбираем достижения биологии, те понятия, которые обычно путано изложены в учебниках и которые сами учителя часто недостаточно глубоко понимают. А если педагог не понимает чего-то, он и не объяснит этого своим ученикам.

– Например, какие темы?

– Очень многие педагоги считают, что брожение и анаэробное дыхание – это одно и то же. На недавней программе мы как раз говорили, что это совершенно разные вещи. И я очень признателен всем участникам программы, потому что они задавали огромное количество вопросов, были максимально открыты и максимально заинтересованы. Я получил от этого огромное удовольствие.

– Вы неоднократно были победителем олимпиад по биологии. Поделитесь с юными учеными своим опытом в этом направлении. Почему вы выбрали биологию и каким образом участие в олимпиадах помогло вам в жизни?

– Я всегда был натуралистом, мне всегда очень нравилась живая природа, я получал большое удовольствие в детстве, собирая жуков и ящериц. И мне всегда было интересно: а что же там глубже, что заставляет их двигаться, питаться, размножаться. Постепенно от ботаники, зоологии и физиологии я перешел к клеточной биологии и биохимии, пытаясь себе объяснить явления живой природы. Это просто логическая траектория моего развития. По поводу олимпиад – участие в них мне действительно очень помогло. Во-первых, это интересно. Ты превращаешь свое хобби в разновидность спорта, а в спорте всегда есть дополнительная мотивация, благодаря которой ты двигаешься вперед. Во-вторых, олимпиады развивают навыки общения с людьми. Там я встретил много друзей, которые живут и работают по всему миру и с которыми я общаюсь и сегодня. В-третьих, олимпиады организуют человека, учат планировать эксперименты и работать в стрессовых ситуациях. Да и вообще узнавать новое – это круто. Никогда не знаешь, что нам пригодится в жизни. Если вы думаете, что станете биохимиком и ваша работа будет сведена к тому, чтобы хорошо раскапывать растворы и измерять активность ферментов и все, то, скорее всего, вы прогорите через 5–10 лет. Потому что помимо этого нужно делать много чего другого, чему надо учиться. Плюс через несколько лет этим будет заниматься робот, и будет делать это гораздо лучше, чем человек. Поэтому нужно постоянно интересоваться чем-то новым и не переставать учиться. Именно любопытство двигает человека вперед.

– Что важно для успеха в олимпиадах? Надо ли для хороших результатов посвящать им всего себя, целиком и полностью?

– Никогда не нужно отдавать себя всего какому-то ремеслу, мне так кажется. Это ненужная трата своей энергии – олимпиады закончатся, и что дальше? Вы потратите много сил и нервов, конечно, многое и приобретете, но соотношение затрат и пользы не самое выгодное. Как правило, такая самоотдача заканчивается тем, что человек теряет интерес к своей работе и жизни и превращается в мало мотивированного сотрудника. Жизнь хороша именно в своем разнообразии, и ни в коем случае не нужно класть все яйца в одну корзину. 

–  Что бы вы посоветовали нынешним олимпиадникам? 

–  Нет какого-то уникального рецепта, потому что все мы разные. И как есть персонифицированная медицина, так есть и персонифицированное образование. Каждый сам знает, как ему лучше готовиться. Единственное, что могу подсказать, – никогда не бояться ошибок. Обучение без ошибок невозможно. Вы обязательно будете делать ошибки, обязательно задавать вопросы, которые могут показаться кому-то глупыми, и это абсолютно нормально. Если вы не будете этого делать, вы ничему не научитесь. Я сам до сих пор так поступаю. 

Поделиться
Подать заявку
© 2015–2021 Фонд «Талант и успех»
Нашли ошибку на сайте? Нажмите Ctrl(Cmd) + Enter. Спасибо!