help@sochisirius.ru

Умной литературе все возрасты покорны, именно поэтому воспитанники профильной программы не без труда, но крайне тщательно разбираются в калейдоскопе жанров, имен и событий и стараются понять наиболее актуальные проблемы современных и классических текстов. Они знают литературу «живой, свежей, говорливой, чуткой». В этом фокусе общий спад интереса к чтению, на который не один год сетуют критики, сегодня остается мифом, считает заместитель председателя Центральной предметно-методической комиссии (ЦПМК) Всероссийской олимпиады по литературе, доктор филологических наук, профессор Татьяна Кучина.

В интервью с ней мы разбираемся, почему олимпиада по литературе не растит писателей, а учит решению исследовательских и прикладных задач, как современные школьники ориентируются в огромном книжном и информационном потоке и что вообще читает молодежь.

– Татьяна Геннадьевна, тема образовательной программы в ноябре – олимпиада по литературе. Способна ли она помочь школьникам почувствовать в себе писателя, глубже понять литературу, или она, напротив, доводит изучение предмета до автоматизма и зубрежки?

– Олимпиада по литературе немного про другое. Она скорее позволяет школьникам проявить исследовательские умения, учит их решать задания аналитического характера, рассчитанные как раз на проверку навыков филологической работы. Школьники начинают видеть детали в тексте, понимать общую логику его разбора. Делать все то, чем должен заниматься филолог-исследователь.

У нас есть и творческий тур, который предполагает не столько создание художественного произведения, сколько решение прикладных филологических задач. Филолог – человек, умеющий писать и выступать. Презентации проектов, публичные выступления, работа редактора, комментатора, культурно-просветительская работа – все это должно быть ему по плечу. Поэтому на творческом туре мы ставим перед участниками конкретную задачу, например составить заявку на создание учебной программы, посвященной литературе, для телеканала «Культура». И надо сказать, школьники многое смогли: продумали ее название, рубрики, темы и предложили потенциальных спикеров.

Предположения о том, что олимпиады по литературе готовят писателей или, наоборот, обрекают на зубрежку, ошибочные.

– Расскажите подробнее, что из себя представляли образовательные модули, которые вы вели на ноябрьской программе?

– В этот раз мы сделали очень плотную программу, включили в нее много разных занятий и тренингов, тестов и проектов. Подходы интересные. Например, представить в плакате литературное произведение или передать его смысл графически, в логотипе. Такие задания учат лаконично, но четко формулировать посыл сюжета. Еще мы устраивали ребятам мозговой штурм: предлагали небольшим группам обсуждение текста, который они видели первый раз, и затем сопоставляли получившиеся интерпретации. Этот формат работы удивительным образом удался: текст (стихотворение Алексея Цветкова) был неоднозначный, в нем было много смыслов (библейские, античные ассоциации, много всяких литературных отсылок), которые надо было найти, включив культурный фон. Ребята с огромным удовольствием в нем копались, разбирались, обсуждали, интерпретировали. Финалом программы стал проектный семинар: мы предложили ребятам придумать рекламный ролик агентства недвижимости, или турагентства, или ресторанного бизнеса, или гаджетов и т.д. на материале литературных произведений. И это оказалось одним из самых интересных форматов работы: как горели глаза и сколько вдохновения и изобретательности было вложено в создание проектов!

Мы стараемся разнообразить программу и охватить тексты от поэзии XIX века до современной, новейшей прозы. Мне кажется, меньше всего ребята хотели бы, приехав в «Сириус», попасть на самый обычный школьный урок. Смысл именно в том, чтобы включить их в деятельность, которую школьный учитель не всегда может им предложить.

И мне очень дорого то, что здесь я свободна в выборе материала и метода его подачи. Могу ориентироваться на возможности и интересы тех людей, с которыми работаю здесь и сейчас.

– Вы много работаете с молодыми авторами, учите их. Нет смысла спрашивать о каком-то общем портрете поколения, но есть – о некоторых читательских чертах. Как сегодня подростки ориентируются в информационном, книжном потоке, обращаются ли к толстым литературным журналам и что читают?

– Мне кажется, к литературным журналам они обращаются в меньшей степени, но к интернет-изданиям разного характера – достаточно часто. Потом я замечаю (и по воспитанникам «Сириуса», и по олимпиадникам, с которыми работаю в своем городе), что у них есть запрос на современную качественную литературу. Они хотят, чтобы литература вводила их в современный мир, была написана на современном языке и существовала в современных реалиях. Сильные ребята способны не только писать хорошие тексты, но и хорошо ориентироваться в современной литературе. У меня благодаря школьникам, которых я встречаю в «Сириусе» и на олимпиаде, поменялось отношение к современному молодому поколению: у нас с ним все в порядке. Они быстро понимают задачу и быстро начинают искать алгоритмы ее решения. К слову, укрепила эти убеждения августовская программа этого года. Тогда у нас была «Игра в бисер», и ребята сумели создать мощные культурные проекты. Мы понимали, что сама защита – это только верхушка айсберга, за которой стоит огромное количество вложенных культурных смыслов.

– Ваш литературоведческий опыт колоссален. Как вы разделяете важность литературного явления и личные читательские предпочтения? Когда перед вами книга, в которой, может быть, с точки зрения литературных норм нет ничего особенного, но она настолько ваша, что все остальное теряет смысл.

– Должна признаться, что последние пару лет мой читальный зал – это самолет и поезд. Дома читать я практически не успеваю. По работе я обязана быть в курсе всех литературных новинок, ведь моя специализация – это новейшая отечественная литература. И разделение книг на «для работы» и «для себя» происходит примерно так: когда ты работаешь с текстом и понимаешь, что он твой, написан для тебя, ты читаешь медленно и до конца. Все остальное – быстро, пробегая по самым важным моментам.  

– Назовите три бросовые книги и три книги, к которым всегда возвращаетесь.

– Герман Гессе «Игра в бисер», Владимир Набоков «Дар» и Михаил Шишкин «Письмовник» – это те книги, которые в моем читательском опыте являются очень существенными. Хотя и XIX век, начиная от Пушкина, Гоголя, Чехова, – это любимое чтение. «Евгений Онегин» – книга книг. А о бросовых промолчу, не возьмусь вешать на них ярлык.

– Воспитывая в школьниках читательский вкус, мы говорим не только о классиках. Лично вам в современной русской литературе кто из писателей кажется наиболее значимым?

­– Сейчас очень много неплохих авторов, пишущих для подростков. Например, писательский дуэт Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак, которые часто приезжают в «Сириус». Нина Дашевская, рассказы которой мы предлагали ребятам на олимпиадной программе. У нее очень хорошая проза, умная, лиричная, понятная школьникам.

С другой стороны, вполне посильна школьникам и взрослая литература. Владимир Маканин, Евгений Водолазкин, Михаил Шишкин, Дмитрий Новиков, Ольга Славникова, Гузель Яхина – это то чтение, которое будет их развивать и продвигать вперед. У Геласимова хорошая проза, они ее быстро схватывают, особенно «Жажду» и «Фокс Малдер похож на свинью». Все это тексты базовой литературной программы, которую все должны знать.

Поделиться
Подать заявку Подписаться на рассылку
© 2015–2018 Фонд «Талант и успех»
Нашли ошибку на сайте? Нажмите Ctrl(Cmd) + Enter. Спасибо!